Автор Тема: Листая старые страницы  (Прочитано 611 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Admin

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4992
  • Пол: Мужской
Листая старые страницы
« : 04 Ноябрь 2017, 10:07:12 »
И сейчас интересно высказывание известного плодовода Л. Симиренко, взятое из предисловия к его книге «Помология» (1901 г.) «Посадив правильно воспитанное дерево с нормальной полной кроной, необходимо впоследствии ему предоставить возможность более или менее свободно развиваться, окружая его вместе с тем необходимым культурным уходом. Надо, однако, оговориться, что под культурным уходом отнюдь не разумеется энергичная ежегодная обрезка. Нож - обоюдоострое оружие, и так как знающие и умелые руки реже невежественных и неумелых, то этот инструмент, к сожалению, чаще приносит вред, чем пользу, почему его нужно пускать в ход в случаях крайней необходимости. У молодых деревьев следует ограничиваться лишь своевременным удалением тех побегов, которые появляются не там, где нужно, например, вростая в глубь кроны и тем грозя внести в нее беспорядок, а также переплетающиеся или трущиеся побеги и т. д. Но и тут бывает гораздо целесообразнее в течение вегетационного периода прищипнуть так волчок раз-другой и, глядя по обстоятельствам, либо превратить этой манипуляцией ростовой побег в плодовую веточку, либо до поры до времени сохранить его и воспользоваться им в качестве вспомогательного органа, служащего лишь для усиления той или другой ветви или сука. Резать деревья без пути - дело положительно вредное. Правда, иногда неурожайность яблоневых и других деревьев обусловливается задичалостью кроны, причем является действительная необходимость удалить многое из нее, чтобы открыть доступ воздуху и свету, без которых немыслимо плодоношение. Но, очевидно, подобный случай не может иметь место у молодых деревьев.
Читать далее
Осматривая внимательно, притом периодически часто, кроны молодых деревьев, как сказано выше, и прищипывая вовремя все ненужное, пока побеги не достигли 5-6 вершков, не успели одеревенеть, а еще мягки и зелены, освободитесь от необходимости впоследствии много резать, чего большинство плодовых деревьев так не любит, хотя между ними встречаются сорта, которые, наперекор даже самой бессмысленной обрезке, все же не отказываются плодоносить.
Очень ошибаются те, которые видят в садовом ноже средство, способное ускорить наступление желанного критического момента, достигнув которого дерево становится способным к плодоношению. Совсем напротив: секрет - в уменье терпеливо ждать, содействуя быстрейшему росту и развитию, так сказать, скелета дерева и помогая ему в 5-6 лет достигнуть в этом отношении того, на что иначе, т. е. не будучи окружено заботливым уходом, а обретаясь в положении заброшенности, оно потребовало бы срока в 8-10 лет».
[свернуть]

Оффлайн Admin

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4992
  • Пол: Мужской
Re: Листая старые страницы
« Ответ #1 : 04 Ноябрь 2017, 10:13:05 »
«Определить время зимней обрезки мы предоставляем самому садоводу; он должен следить за градусом температуры и отдавать себе отчет в состоянии деревьев,- писала газета «Русское садоводство» в 1887 г.- Каждый садовод, желающий обрезать дерево, должен непременно помнить следующие правила, от которых зависят рост дерева, равновесие его отправлений, обилие плодоношения и самый большой размер плодов».
Всякое дерево, расположенное на шпалере, следует совершенно снять со шпалеры до обрезки. Если об этом не позаботиться, что случается весьма часто, прежние подвязки врезаются в кору или до того стягивают ствол и ветви, что дают повод к истечению камеди у косточковых деревьев и к разным ранам у зерноплодных (семечковых). Кроме того, неразобранная шпалера - самый надежный приют для всякого рода насекомых.
Можно надеяться на получение хороших плодов только с сильных и здоровых деревьев. Плоды, производимые извилистыми, покрытыми наростами, всегда чересчур крепки (каменисты), безвкусны, пятнисты, они мало увеличиваются в росте, чаще всего лопаются, не достигнув своего полного развития, и падают несколько дней спустя. Слабые деревья, истощенные чересчур короткою обрезкой и частым прищипыванием, никогда не дают ни красивых, ни вкусных плодов.
Цветы показываются всегда только на слабых ветвях.
Из этого правила не следует, обессилив деревьев для получения цветов. Следует только ослаблять сучья, на которых желательно вызвать цветоношение, тогда получается в итоге сильное дерево, покрытое цветами, обладающее здоровьем, силой и соками, необходимыми для производства огромных и вкусных плодов.
Обрезка дерева должна вести к двум противоположным явлениям: сильному общему складу дерева и к слабым боковым сучьям. Производство красивых и вкусных плодов вполне возможно при этом единственном условии.
Дерево всегда страдает от обрезки, несмотря на всю ловкость и умение садовода. От учащенной обрезки развиваются всевозможные болезни. Когда сучья обрезают слишком коротко и прищипывают ветки слишком часто, дерево сильно ослабляют. Если обрезка производилась кривым садовым ножом, каждый срез можно уподобить ране, которая поведет к огневице или к загниванию. После обрезки кривым ножом часто остаются кончики ветвей и по прошествии двух лет видишь уродливое дерево, покрытое гниющими ранами, от которого нельзя ожидать в будущем ни сильного роста, ни порядочного плодам.

Оффлайн Admin

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4992
  • Пол: Мужской
Re: Листая старые страницы
« Ответ #2 : 09 Ноябрь 2017, 17:10:04 »
«Необходимость научного обоснования плодоводства» - так назвал введение в книгу «Уход за плодовым садом, или практическое руководство для садовников и любителей плодоводства» (С.-Петербург, 1883) А.С. Гребницкий. Его советы нам кажутся актуальными и теперь спустя 100 лет.
«Уход за деревьями состоит в целом ряде действий, которые можно применять и шаблонным образом, по рецептам, полученным от опытных людей или вычитанным из книг. Однако каждое действие над живым и притом довольно сложным организмом, каким является дерево, непременно сопряжено с нарушением естественного течения жизненных отправлений, нарушение же это может приносить дереву пользу, но может оказаться и вредным. Чтобы применение шаблона не принесло вреда, необходимо действовать сознательно, необходимо предвидеть вероятные последствия такого применения именно к данному случаю. Плодовод, организатор сада, не может ограничиваться приобретением известной рутины, он должен стоять выше простого ремесленника, должен уметь отдать себе отчет в значении предлагаемого им рецепта, должен уметь определить привходящие условия и сообразно им видоизменить самый рецепт, зная, что не бывает универсальных мероприятий, всюду одинаково пригодных. Словом, плодовод, желающий достигнуть крупного успеха в культуре, должен обладать способностью отнестись критически к разнообразным приемам, выработанным практикою».

Оффлайн Скрибанос

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3030
  • Пол: Мужской
  • Дачник
Re: Листая старые страницы
« Ответ #3 : 19 Январь 2018, 09:50:41 »
Урожайные сотки коллективного сада.
Сколько добрых слов сказано и написано о коллективном садоводстве. И вполне обоснованно. Коллективное садоводство - эффективная, проверенная жизнью форма разумного использования свободного времени, дополнительный источник получения сельскохозяйственной продукции для многих семей рабочих и служащих, пенсионеров. А какое это благо для здоровья многих миллионов людей! Здесь они получают заряд бодрости и энергии на всю предстоящую рабочую неделю, да к тому же приобщают к труду на земле своих детей.
Радуют глаз украшающие сегодняшний ландшафт городских окраин или прилегающих к ним районов зеленые оазисы с небольшими аккуратными домиками, яркой зеленью благоухающих растений. Я где-то встречал такое сравнение: создание сада напоминает сотворение картины художником, только вместо холста садовод использует земельный участок.
Коллективное садоводство приобретает особую экономическую значимость в современных условиях, когда в силу различных причин тяга части сельского населения к ведению личного подсобного хозяйства, особенно к содержанию скота и птицы, ослабевает. Коллективные сады со своими грядками, садами, ягодниками, птицей, кроликами, а возможно, и другой живностью могли бы в значительной мере компенсировать то, что мы недобираем в ЛПХ.
Все это заставляет усомниться в правомерности самого термина садовод-любитель. Какой же он любитель? Конечно, дело это сугубо добровольное, любительское, никто никого не принуждает. Но вместе с тем работа на садовом участке - это не хобби - занятие, интересное и полезное только тому, кто им увлекся. Здесь налицо своеобразная кооперация, слияние интересов общества и его граждан, которые нашли свое удачное сочетание в такой форме сотрудничества.
Читать далее
Зародившись в послевоенное время, коллективное садоводство особенно динамично развивается в последние годы. К началу 1985 года в садоводческих товариществах состояло 5,9 миллиона семей рабочих и служащих. Под коллективными садами занято 378,5 тысячи гектаров земли. Если взять за точку отсчета 1977 год, когда было принято постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О личных подсобных хозяйствах колхозников, рабочих, служащих и других граждан и коллективном садоводстве и огородничестве», то в 1984 году число семей, имеющих садовые участки, и площади земель под ними увеличились в два раза. С 1980 по 1984 год ориентировочный сбор овощей и картофеля в коллективных садах удвоился, фруктов и ягод - вырос в 1,4 раза. Количество домашней птицы, содержащейся на садовых участках, увеличилось в 3,1 раза, кроликов и пчелосемей - в 1,9 раза. Все это свидетельствует о положительных сдвигах в этом немаловажном секторе аграрной экономики нашей страны.
Средний размер садово-огородного участка составляет около 6 соток. Чем же они заняты? Выборочные обследования показывают, что под огород и сад отведено 490 квадратных метров, или 81,7 процента всего размера участка.
Еще один важный показатель. Половина семей, имеющих садово-огородные участки, осваивают их в течение 6 лет и более, из них каждой третьей семье требуется для этого свыше 11 лет. Нетрудно заметить, что освоение садовых участков слишком растягивается, и здесь кроются немалые резервы увеличения производства сельскохозяйственной продукции. Вывод напрашивается сам собой: с одной стороны, надо усилить помощь владельцам садово-огородных участков в быстрейшем освоении земель, а с другой - держать под контролем эту работу, побуждая граждан, получивших земельные участки, более активно осваивать их, выращивать на них высокие урожаи.
О том, что это дает, говорят такие цифры: если на участках с периодом освоения до 3 лет получено 12,4 килограмма фруктов и ягод на семью, то после 11 лет - 98,7 килограмма, овощей соответственно 43,6 и 106,4 килограмма (картофеля получают примерно одинаковое количество - в среднем 329 килограммов на семью).
Нередко под освоением участка понимается прежде всего строительство домиков, хозяйственных помещений. Это тоже дело нужное. Но все-таки главное - возможно скорее привести в порядок землю, чтобы на ней можно было производить ценную продукцию. Собственно, так считают и сами члены многих садоводческих товариществ. Лишь около половины обследованных семей имеют на садово-огородном участке жилое помещение, каждая третья семья только сарай или времянку, остальные не имеют никаких построек.
В проекте новой редакции Программы партии подчеркнуто значение коллективного садоводства и огородничества для пополнения продовольственных ресурсов страны. В двенадцатой пятилетке более миллиона семей ежегодно будут получать садовые участки. Земля, выделяемая на эти цели,- большое богатство, и государству далеко не безразлично, как она используется, как работает на Продовольственную программу. Не секрет, конечно, что эти земельные площади в основном мелкоконтурные, с низким естественным плодородием, расположенные на склонах, порой закустаренные. Тем не менее, и они, будучи приведенными в порядок, могут и должны «трудиться» с высоким к. п. д.
В связи с этим нелишним будет напомнить, что закон обязывает владельцев садовых участков заботиться о повышении их плодородия, предотвращать ветровую и водную эрозию почв, не допускать засоления и заболачивания земель, зарастания их сорняками, вести борьбу с вредителями и болезнями растений.
Есть еще и такие «садоводы», которые в летнюю пору везут на «дачу» купленные в городских магазинах овощи, фрукты, ягоды. Так и хочется сказать им: «Вам участок не нужен, отдайте его тем, кто может и хочет трудиться на земле».
Не раз приходилось мне бывать в садоводческих кооперативах, что расположены «у стен» города Солнцево Московской области. Благо добраться до них не составляет особого труда - всего час-полтора пешком от столичного проспекта Вернадского. Организованы эти коллективы сравнительно давно, в 50-е годы, земельные участки большие - по 8-10 соток, есть и побольше. Территория застроена, обжита, огорожена, на естественное плодородие земли жаловаться тоже не приходится. Только вот что огорчает: на многих участках большие куски земли пустуют, остаются незасеянными и незасаженными. Вместо полезных культурных растений на них прочно обосновались сорняки.
Я беседовал на эту тему с владельцами садовых участков. Говорят, что, мол, достаточно им и того, что выросло на огороде. Но ведь земля - не их личная, а государственная, и она не должна пустовать.
Так уж у нас повелось, что садоводческий устав требовал своевременно освоить земельный участок (заложить сад) и систематически выполнять агротехнические требования. А вот какой урожай собирают на этом участке, как эффективно используется земля,- это считалось личным делом члена кооператива.
Сейчас положение совсем иное. В постановлении Совета Министров СССР от 29 декабря 1984 года «Об упорядочении организации коллективного садоводства и огородничества» на этот счет сказано четко и вполне определенно: «Члены садоводческих товариществ и коллективов огородников обязаны рационально и высокоэффективно использовать выделенные им земельные участки для производства соответственно фруктов, ягод, овощей и другой сельскохозяйственной продукции».
Такая правовая норма введена впервые, и стоит напомнить, что при нарушении ее может быть поставлен вопрос об исключении нерадивых владельцев земельных участков из садоводческих товариществ.
Но, конечно, это - крайняя мера. Главное же - повседневное внимание к положению дел в садоводческих товариществах. Почему бы, например, не организовать ежегодные смотры-конкурсы эффективности использования садовых участков? Предприятия и организации, предоставившие земельные участки своим работникам, не должны свою миссию на этом считать законченной. Их обязанность - постоянно контролировать, как земля используется.
Здесь, пожалуй, будет уместно сослаться на опыт ГДР, где члены Союза мелкого садоводства, огородничества и животноводства соревнуются под лозунгом: со 100 квадратных метров земли - 100 килограммов овощей и фруктов. Во многих товариществах этот показатель не только достигнут, но и превзойден. А ведь земля под садовые участки в ГДР тоже выделяется на неудобьях, в местах с ограниченной ценностью почв.
Злободневным является и вопрос об использовании выращенной садоводами продукции. Большая ее часть идет на удовлетворение собственных потребностей семьи. Но может быть и реализована через потребительскую кооперацию по ценам согласно договоренности, государственным заготовительным организациям, на рынке.
К сожалению, еще можно услышать высказывания о садоводах, продающих часть выращенных фруктов, овощей, ягод, как о людях корыстных, извлекающих нетрудовые доходы. Думается, это серьезное заблуждение. Что же тут плохого, противоречащего нашим моральным принципам, если человек продает излишки продукции, выращенной на садовом участке своими собственными руками, личным трудом? Это можно только приветствовать, ведь продукция не пропадает зря, пополняет общие продовольственные ресурсы страны.
И если есть причины для неудовлетворенности, то они скорее связаны с тем, что овощей и фруктов, выращенных в коллективных садах, пока реализуется мало. По данным выборочного обследования, из всего количества продукции, произведенной в коллективных садах, расходуется: на личное потребление семьи - фруктов и ягод 85,7 процента, овощей и картофеля - 95,3 процента; отдано родственникам, знакомым соответственно 8,6; 3,6; 3,1 процента; продано - 5,7; 1,1 и 1,6 процента.
В постановлении Совмина СССР от 29 декабря 1984 года Центросоюзу и Советам Министров союзных республик поручено наладить закупки излишков сельскохозяйственной продукции, выращиваемой в коллективных садах, непосредственно в местах ее производства. Надо надеяться, это увеличит реализацию товарных овощей и фруктов, производимых в коллективных садах.
В организации закупок излишков продукции у членов садоводческих товариществ тоже стоило бы позаимствовать опыт ГДР, где действует широкая сеть закупочных пунктов, открытых торговыми учреждениями, перерабатывающими предприятиями, крестьянскими торговыми кооперативами и Союзом мелкого садоводства, огородничества и животноводства. Перед заготовительными организациями ГДР поставлена задача организовать круглый год прием сельскохозяйственной продукции у населения таким образом, чтобы все доброкачественные фрукты и овощи быстро и без потерь поступали в продажу в свежем виде или на переработку.
Вернемся, так сказать, к истокам создания садоводческих кооперативов - отводу земельных участков. В этом деле еще много недостатков, нарушений. Кое-где под коллективные сады выделяются большие площади, пригодные для общественного сельскохозяйственного производства, а также территории, используемые для отдыха населения. В других местах, наоборот, запросы трудящихся, желающих заниматься коллективным садоводством, удовлетворяются далеко не полностью, хотя возможности для этого есть.
Например, в Молдавской ССР землеустроительная служба совместно с советскими и сельскохозяйственными органами, колхозами и совхозами выявила не одну тысячу гектаров земель, которые не использовались и могли бы быть переданы под коллективное садоводство и огородничество. Однако эти земли так и остались лежать без пользы. А ведь бесхозная, запущенная земля приносит и экономический и нравственный ущерб обществу.
Казалось бы, где, как не в Молдавии, надо активно приобщать к производству сельскохозяйственной продукции горожан. Ведь в республике из года в год сокращается число личных подсобных хозяйств колхозников, рабочих и служащих совхозов и других групп населения, уменьшается производство в них сельскохозяйственной продукции. К сожалению, получается обратное, сводятся на нет даже те коллективные сады, которые прежде давали щедрый урожай. Из республики поступают письма, в которых люди выражают недоумение по поводу такого положения дел.
Конечно, не везде имеются одинаковые возможности для предоставления земель для коллективного садоводства. Одно дело выделить землю в восточных регионах страны и другое - на Украине, в Белоруссии, Прибалтийских республиках, где каждый клочок ее находится на учете, включен в севооборот.
И все-таки надо такие возможности изыскивать, а при предоставлении садовых участков отдавать предпочтение тем, кто добросовестно трудится на производстве, многодетным семьям, участникам Великой Отечественной войны и ветеранам труда.
Чего греха таить, кое-где не спешат выделять участки под коллективные сады вовсе не из-за ограниченности земельных ресурсов. Опасаются различных нарушений и злоупотреблений - незаконного приобретения строительных материалов, превышения размеров садовых домиков. Вот и получается: вместо того, чтобы вести борьбу с конкретными нарушениями, глушат полезное, нужное дело.
И еще один вопрос хотелось бы поднять.
К сожалению, земли под коллективные сады зачастую выделяются непродуманно, наугад, без серьезного учета хозяйственной целесообразности и экологических последствий такого решения.
Нет необходимости пространно доказывать, что это важное государственное дело требует более основательного подхода с учетом рационального использования земельных ресурсов и экологических факторов.
Не все отлажено и в строительстве летних садовых домиков. На их сооружение, а также благоустройство и ограждение территории коллективных садов зачастую незаконно приобретаются строительные материалы, используются «левые» транспортные средства и механизмы. Возведение домов и других строений на садовых участках нередко ведется по проектам, не согласованным в надлежащем порядке. Немало еще случаев, когда строятся сооружения, не предусмотренные типовыми уставами садоводческих товариществ.
Все эти нарушения стали возможными из-за слабого контроля за организацией и деятельностью садоводческих товариществ со стороны местных советских органов, министерств и предприятий. Но главный вывод, к которому приходишь, анализируя эти негативные явления, состоит в том, что надо усиливать материально-техническую помощь владельцам садовых участков, не понуждать их волей-неволей превращаться в снабженцев-ловкачей.
При этом не следует сбрасывать со счетов и то обстоятельство, что коллективное садоводство является крупным потребителем различных платных услуг и товаров, необходимых для освоения садовых участков и производства на них сельскохозяйственной продукции. Теперь, когда утверждена комплексная программа развития производства товаров народного потребления и сферы услуг, это приобретает особое значение. Ведь не секрет, что до сих пор владельцы садовых участков всеми правдами и неправдами «доставали» необходимые материалы, инвентарь. В результате значительные суммы денег, минуя кассы колхозов, совхозов, других государственных предприятий, попадали в карманы махинаторов, которые за счет средств и ресурсов государства развивали бурную предпринимательскую деятельность. Все это наносило не только материальный, но и ощутимый моральный ущерб.
Политбюро ЦК КПСС, рассмотрев некоторые вопросы, связанные с дальнейшим развитием коллективного садоводства, признало необходимым увеличить, начиная с 1986 года, выделение материально-технических ресурсов, обеспечить отвод земли и обустройство коллективных садов, улучшить организацию транспортного, торгового и бытового обслуживания членов садоводческих товариществ. В то же время обращено внимание на необходимость строго соблюдать установленный порядок деятельности садоводческих товариществ.
Спору нет, коллективное садоводство - дело хлопотное, неполадок тут еще немало. Однако среди многих садоводов-любителей, с которыми довелось беседовать, я не встретил ни одного, кто раскаивался бы в том, что взвалил на свои плечи эти заботы. Наоборот, почти все полны энтузиазма, радужных планов. Получается, как в том стихотворении неизвестного автора о садоводах: «И копаем, и сажаем, под деревья воду льем. И одну дорогу знаем: вот - участок, а вот - дом».
Помогать, содействовать этим трудолюбивым людям - обязанность всех, кто так или иначе причастен к коллективному садоводству.
В. Сидоренко, кандидат экономических наук
Приусадебное хозяйство № 1, 1986 г.
[свернуть]

Оффлайн Скрибанос

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3030
  • Пол: Мужской
  • Дачник
Re: Листая старые страницы
« Ответ #4 : 19 Январь 2018, 23:38:25 »
Потеснитесь, яблони!
Сколько ни бываешь в Абхазии, не перестаешь дивиться буйству здешней природы. Идем парком опытной станции. По аллеям - заросли мимозы. Непривычно как-то... У нас в Москве к 8 Марта ее цветы маленькими букетиками продают, а здесь ажурные веточки лезут из земли, как сорняк на огороде. Не уступает мимозе в настырности и веерная пальма. Из-под каждого камня виднеется молодая широкая резная лапа.
В парке у стволов многих деревьев и возле кустов стоят таблички с названиями редких растений. Сухумская опытная станция субтропических культур, по парку которой мы совершаем экскурсию, образно говоря,- дитя Всесоюзного института растениеводства. А ВИР известен на весь мир коллекциями различных культур, собранными со всей планеты. «Дитя», правда, немолодо. Станция недавно отметила 80-летний юбилей. Солидный возраст, солиден и ее научный багаж. Вот эти богатейшие коллекции, размещенные в парке в поселке Гульрипш под Сухуми, веское тому доказательство. Все, что удалось привезти со всех континентов, тщательно изучается, часть наиболее ценных видов и форм передается на государственные сортоиспытания или непосредственно для внедрения в производство.
Нас интересовала прежде всего одна сторона коллекций - что из них могло бы быть распространено на приусадебных и садовых участках, и не только в зоне субтропиков, но и в других местах с теплым климатом.
Читать далее
Итак, нас пригласили на экскурсию. Наши гиды - сотрудники станции Людмила Ильинична Бокарева и Земфира Султановна Харазия.
Не хотелось бы особенно восторгаться по поводу каждого интересного растения, но по отношению к фейхоа трудно удержаться от восклицаний. Просим читателя учесть, что авторы - сами садоводы-любители и их плодами-ягодами не удивишь. И, тем не менее, вкус плодов фейхоа без преувеличения показался нам замечательным. Был конец октября, и фейхоа как раз набиралась соку. Нежная кисло-сладкая мякоть. Съедобно все - и мелкие семена, и кожица. Самое же прекрасное - сильный аромат земляники с примесью ананаса.
Из фейхоа готовят компоты на зиму, но в чистом виде они получаются слишком приторными. Поэтому хозяйки обычно добавляют фейхоа в яблочные и грушевые компоты, которым передается землянично-ананасный дух. Плоды можно провернуть через мясорубку, перемешать с сахаром и оставить на зиму. Чай с ложкой-другой такого пюре, поверьте, уже не чай, а сказка. В народе говорят, что фейхоа полезна при гипертонии, сердечно-сосудистых заболеваниях. Вот еще почему на посадочный материал большой спрос.
Уход за деревцем, а оно величиной со сливу, не сложен. Казалось бы, чего проще: внедряйте на здоровье. Но нет, тут осечка. Вез повреждений фейхоа выдерживает температуру не ниже минус 10°. При минус 16° в подмерзает до корневой шейки, но, впрочем, отрастает снова.
Фейхоа выращивают и в садах зоны субтропиков Азербайджана, а в Средней Азии - в теплицах. Но пойдет ли эта культура как тепличная и в других климатических зонах?! Видели: на сухумском базаре продавали фейхоа в горшках для выращивания в комнатных условиях. Может быть, такой способ кому-то придется по душе.
Черное море, субтропики... Эти слова сами собой вяжутся с понятием тепла, обилия солнца. А тогда, в наш приезд, как на грех, погода стояла пасмурная, прохладная, моросил мелкий дождь. На плантации же хурмы показалось, будто весь сад залит светом, золотом. Куда ни глянь, спелые оранжевые сахарные плоды вылезают из гущи листьев. То бокастые, сплюснутые снизу и сверху и как бы расчерченные на доли, то, наоборот, вытянутые в длину, то крупные, то мелкие, то с оранжевой мякотью, то огненной, то коричневой. Да и сами деревья: одни - великаны, другие - карлики. И здесь было бы чем подивиться садоводу-любителю - столько разных форм этой культуры. Неожиданно из-за облаков выпорхнуло солнце, и сад засиял золотом еще больше. Мы взялись за фотоаппараты.
Тепла наших субтропиков порой недостаточно для цитрусовых. Скажем, грейпфруты при 5-10° мороза погибают. Не переносят больших холодов и мандарины. Есть полудикие цитрусовые растения (трифолиата и ичангензис),
у которых плоды несъедобны. Культурные цитрусовые скрещивают с ними, чтобы привить от полудикарей качество морозостойкости. Но наряду с полезными у потомков развиваются и нежелательные признаки - ухудшается качество плодов. Станут улучшать вкус плодов - слабеет морозостойкость.
Последствия морозов 1985 года показали, что среди всех районированных, проходящих государственные испытания и отобранных перспективных форм цитрусовых со съедобными плодами морозостойких нет. Но на станции убеждены: в природе непременно существуют формы, которые переносят приличные морозы. Где-нибудь в Гималаях, у подножий снежных вершин, наверняка есть такие. Снарядить бы туда экспедицию, изучить флору и взять образцы... Однако пока по цитрусовым такой экспедиции не было. Необходимо обновление генофонда и формами растений из стран с развитым цитрусоводством. Дальнейшая селекция без этого затруднена, и потому сейчас невозможно продвинуть цитрусовые далее зоны субтропиков, чтобы выращивать их без теплиц, укрытий.
Орехи были представлены нам как «орехоплодные». Фундук в любительских садах часто встретишь, при поливах он урожаен и крупноплоден, морозостоек, а крона его нераскидиста.
Станция собрала 124 сорта фундука. Но особо интересен в коллекции орехоплодных пекан. В начале века его привезли сюда из Северной Америки. У него вкусные орехи и очень ценная древесина. На станции 16 сортов этой культуры. На первый взгляд, пекан и не орех вовсе - желудь, только вдвое-втрое крупнее. Ядро же, как у грецкого ореха. На местных рынках пекан дешевле грецкого, поэтому население не особенно заинтересовано в его разведении. Курортники, люди заезжие, не покупают его, видимо, по незнанию и прогадывают. Пекан и вкуснее, и питательнее грецкого ореха, в нем на 10% больше жира. Для садоводов же вот такой момент важен: грецкий орех одолевает плодожорка, которая забирается в щель у плодоножки, а пекан ее не боится, потому что у его плода вообще никакой щели нет.
В обширных приусадебных садах для пекана всегда можно выкроить место. Да, он вырастает выше яблони, но и грецкий орех, который распространен, не маленькое дерево. Сложность еще в том, что при возделывании пекана нужны разные сорта, совпадающие в сроках цветения (для опыления). Пока же он хорошо прижился еще и в Средней Азии, где как раз и есть переопыляющиеся сорта пекана.
Диковина за диковиной встречает нас в парке опытной станции. Кустистое дерево ростом с вишню усыпано... малиной. Кудрания - так называется оно. Ягода по строению точь-в-точь малина, по величине же примерно с грецкий орех. Взяли в рот - приторно-сладкая, по вкусу напоминает хурму. Ягода хоть куда! Неплохо бы иметь в своем саду такую «малину». Оказывается, на родине этого растения из его ярко- красных плодов готовят естественный краситель, да и плоды хороши.
Эвкалипт... Для нас, жителей средней полосы, само это дерево - чудо. А в поселке у автобусной остановки гуляющие по всему поселку без присмотра свиньи, глядишь, почесались о белоствольный эвкалипт, как о какое-нибудь рядовое бревно, и улеглись возле него спать. Известно, что листва дерева «выдает» сплошные фитонциды. Но не только этим ценен эвкалипт. В парке станции необычные формы, одни предназначены для нужд парфюмерии, другие - для изготовления лекарств, третьи - хорошие дубители при выделке кож, четвертые - отличный стройматериал.
Проходим мимо клина морского лука. Из земли торчат листья, похожие на зелень тюльпана. В старину этот лук брали с собой мореплаватели, чтобы избавиться от крыс на корабле. Любопытна его выборочная «деятельность»: из всех теплокровных животных нацеливается только на крыс и губит их.
Вторая половина осени, и вся растительность в парке либо плодоносит, либо уже освободилась от плодов. Цветет вовсю лишь мушмула. Всю зиму будут зреть на дереве ее плоды, в апреле снимут урожай и станут лакомиться ими свежими.
Впервые в жизни прогуливаемся по аллее... корицы. Впрочем, это не совсем корица, но родственница тропической. С виду обычное, не очень большое дерево - со средней величины рябину. Листья кожистые, удлиненные. Если у дерева настоящей корицы идет в пищу кора, которую снимают с 6-7-летних деревьев, то у сухумской используют ветки и листья. Разотрешь в руках - действительно, крепкий запах знакомой пряности. Если посмотреть кулинарные книги, увидим, что корица в кухне многих наших народов находит самое широкое применение. Но та - дефицит, завозится из-за границы, а эта - своя.
Рядом с коричной аллеей поле батата. Шла уборка клубней. Их выкапывали лопатой. Подцепят куст - больше полведра. Кто хоть раз поел клубней батата, пожелает разводить культуру на своем огороде. Подаренные на этом поле для дегустации несколько клубней мы сварили, как варят картошку, и съели с маслом. Батат и по вкусу похож на нашу всеобщую любимицу, однако нам лично батат понравился больше. Мякоть нежная, тает во рту.
Без батата не мыслят свое существование крестьяне некоторых жарких стран. И у нас его хорошо бы выращивать в больших масштабах. И не только в субтропиках, но и в Средней Азии, на Северном Кавказе, Кубани, в Ростовской области. Со станции брали черенки батата на Украину - прижился. Но ведь это, помимо всего, и отличный корм для скота. Например, в кормовом арсенале США это существенная кормовая культура. В дело идут не только клубни, но и плети ботвы. От такого корма повышаются не только удои, но и жирность молока.
Конечно, у нас с бататом приходится повозиться. Клубни сажают весной в парник при температуре плюс 8-10° (не менее). Они дают поросль, которую черенкуют - отрезают концы с одним глазком. Этих черенков получается много, поскольку ботва плетистая. Вот эти черенки и служат посадочным материалом. Сажают их неглубоко, в 40 см друг от друга, чтобы обеспечить достаточную площадь питания и чтобы клубни получились крупными. Вообще, технология возделывания такая же, как и при выращивании овощей.
На молочной ферме соседнего совхоза сотрудники станции ставили опыт. Скармливали коровам клубни и ботву батата. Доярки радовались: как дадут коровам этот корм, так прибавка молока. Привозите, говорят научным работникам, и дальше. Но опыт кончился, и подкормка прекратилась. Станция предложила руководителям совхоза - выращивайте, мол, сами, удои-то как растут! Но те так и не собрались, не освоили новую культуру.
Не расскажешь о всех экспонатах обширной коллекции станции. Поиски новых форм полезных растений продолжаются. Работники отдела овощных культур частенько наведываются на участки сельских жителей. Смотрят, у кого что растет. Случаются интересные находки - сорта народной селекции. Обнаружили, например, лук-порей, у которого белая, самая сладкая часть намного длиннее, чем у признанных известных сортов. В чьем-то огороде позаимствовали для размножения чеснок необычной величины. Все находки попадают на опытные участки для наблюдения, изучения, распространения.
О распространении хотелось бы сказать особо. После того как в печати время от времени появляются статьи работников станции о растительных редкостях, они получают многие сотни, даже тысячи писем с просьбой поделиться. Ученые и рады бы помочь, да на всех желающих посадочного материала не хватает. Даже письменно ответить всем не в силах, тем более, что некоторые забывают вложить конверт с обратным адресом. Тем же, кто приезжает в эти места отдыхать и заходит на станцию, стараются обязательно помочь - снабжением саженцами или семенами, чтобы увезли с собой.
Давным-давно уже назрел вопрос об организации хозрасчетных питомников для размножения интересующих население культур не только при этой станции, но и при других учреждениях. Питомники помогли бы расширить круг полезных растений в наших садах и огородах.
Л. Исаченко, Г. Ленская
Приусадебное хозяйство № 3, 1986 г.
[свернуть]

Оффлайн Скрибанос

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3030
  • Пол: Мужской
  • Дачник
Re: Листая старые страницы
« Ответ #5 : 20 Январь 2018, 11:38:38 »
Млиев - Космос - Млиев. 
Городищенский район Черкасской области - живописный уголок Украины. Безбрежные южные степи и лесные дубравы. Обилие солнца, богатые почвы и притом достаточное количество осадков и сравнительно мягкие зимы. Лучшего места для садов не придумаешь.
Здесь, на Платоновом хуторе близ села Млиева, родился человек, которого впоследствии назвали «королем садоводства». И дед, и родители Льва Платоновича Симиренко, а именно о нем идет речь, были садоводами-любителями. Сад у дома стал его первой зеленой лабораторией.
За свою жизнь Лев Платонович действительно превратил Млиев в царство садов. Здесь он собрал крупнейшую в Европе помологическую коллекцию, насчитывающую свыше 3000 сортов различных плодовых и ягодные культур.
На Международной выставке в Париже в 1894 году экспонаты, представленные Л.П. Симиренко, не имели себе равных. Льву Платоновичу была присуждена большая золотая медаль французского помологического общества, на которой была надпись: «Русскому из числа тех, кто оказал наибольшую услугу плодоводству России».
Млиев для садоводов России стал и научной школой, и источником, из которого они черпали новые сорта плодовых культур.
Таким Млиев остается и сегодня. Именем Льва Платоновича Симиренко названа Млиевская ордена Трудового Красного Знамени опытная станция садоводства, первым директором которой, к слову, был сын Льва Платоновича - Владимир Львович.
Читать далее
На станции берегут память и о Льве Платоновиче, и о работавших здесь известных ученых Л.М. Ро, Л.К. Урсуленко, М.А. Гросгейме, П.Г. Шитте, В.Л. Симиренко, К.П. Ланге.
Чтобы рассказать о всем созданном Л.П. Симиренко и его последователями, нужна целая книга. Здесь же поговорим о том, что автор этих кратких заметок видел и слышал на станции в октябре 1985 года.
Честно говоря, трудно, а может быть, и невозможно выделить среди мл невских сортов яблони «самый-самый лучший». Вот детище Льва Платоновича - сорт Ренет Симиренко, о котором он писал так: «Несомненно, что тот садовладелец, который посадил у себя хоть одно дерево Ренета Симиренко и дождется урожая, не только не пожалеет о сделанном выборе, но и приступит к более широкому насаждению этого сорта».
- Лев Платонович не ошибся,- говорит директор Млиевской станции доктор экономических наук, заслуженный агроном УССР Николай Михайлович Артеменко. - Этот сорт действительно получил широкое распространение на Украине, Северном Кавказе, в Молдавии, Закавказье, Средней Азии.
Чем же он завоевал такую популярность? Во-первых, это один из наиболее урожайных сортов. Во-вторых, плоды хранятся долго. На молодых деревьях - крупные (150-200 г), на старых - среднего размера (100-140 г). И, в-третьих, отличный вкус мякоти зеленовато-желтых, зернистых, сочных, кисло-сладких ароматных яблок.
И вот еще о чем нельзя не сказать: плоды Ренета Симиренко - первые яблоки в мире, которые побывали в космосе. Георгий Михайлович Гречко вспоминает о том, как на орбитальной станции была получена посылка с млиевскими яблоками: «Вкусно яблоко осенью, когда оно только что сорвано с дерева. Еще вкуснее оно кажется в мае. Но для меня с Юрием Романенко не было и не будет яблока лучшего, чем Ренет Симиренко, которое мы смаковали в космосе зимой 1978 года. Яблоко в космосе - уже само по себе диво. А для нас разом с пьянящим ароматом принесло оно ощущение поддержки советских людей, веру в счастливое возвращение домой...»
- Безусловно, выдающийся сорт, - Николай Михайлович помолчал и добавил: - Но не без недостатков. В частности, у него пониженная зимостойкость. У нас на Черкасщине подмерзание наблюдается в двух случаях - от рано наступивших осенних морозов или от низких температур среди зимы. Наиболее уязвимы у дерева штамб и развилки основных сучьев. Серьезный недостаток сорта заключается и в том, что даже при высокой агротехнике с возрастом плодоношение становится периодичным, хотя молодые деревья плодоносят ежегодно. И еще один минус: поражаемость листьев и плодов паршой, мучнистой росой. Но выдающиеся качества плодов перевешивают недостатки сорта, и я думаю, садоводы-любители южных районов страны возьмут его с собой в XXI век, - закончил Н.М. Артеменко на оптимистической ноте.
Трудно представить себе садовода-любителя в средней полосе страны, который бы не слышал о созданном на Млиевской станции сорте яблони Слава переможцам, или иначе Слава победителям. Ведь занятые им площади сегодня составляют около 40% среди всех раннеосенних сортов, в прививках его можно встретить в районах севернее Москвы. Достоинства сорта - высокая стабильная урожайность, засухоустойчивость, отличный вкус плодов в свежем виде и в продуктах переработки, хорошая транспортабельность, устойчивость к парше. Но и на солнце, как известно, есть пятна. Не без уязвимых мест и этот превосходный сорт, который возделывается не только в нашей стране, но и в США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии. При недостатке влаги в почве наблюдается значительное осыпание плодов. Но эту «слабину» можно преодолеть. Главный же изъян - короткий для осеннего сорта срок потребления, плоды могут храниться всего месяц-полтора.
Авторами Славы переможцам, как и отменного сорта Пепинка золотистая (средне- или слаборослое дерево с крупными, нежными, сочными, кисло-сладкими плодами), были замечательные селекционеры Л.М. Ро, П.В. Цехмистренко, М.Н. Никоненко, удостоенные Государственной премии СССР. Сорт Слава переможцам завоевал четыре золотые медали международных выставок, которые ежегодно проходят в г. Эрфурте (ГДР).
Все большую известность среди садоводов-любителей завоевывают новые сорта, созданные селекционерами Млиевской опытной станции. Симиренковец (авторы М.Н. Никоненко и В.Я. Чупринюк) и Ровесник Гагарина (авторы П.В. Цехмистренко, М.Н. Никоненко, В.Я. Чупринюк).
Сорт Симиренковец получен от скрещивания гибридного сеянца № 654 с Ренетом Симиренко. Зимостойкость этого сильнорослого сорта хорошая. Плоды крупные (150-160 г), плоско-округлой формы, зеленые. Мякоть белая, иногда зеленовато-белая, сочная, нежная, кисло-сладкая, хорошего вкуса. В холодильнике плоды сохраняются до апреля.
Работа над созданием сорта, который впоследствии получил название Ровесник Гагарина, началась в 1934 году - в год рождения первого космонавта Земли, а завершилась уже после его трагической гибели. Деревья сорта Ровесник Гагарина средней силы роста, в 5-летнем возрасте достигают высоты 4,5-5 м, скороплодные, высокоурожайные. Сорт зимостойкий, устойчивый к парше и мучнистой росе. Плоды крупные (210-280 г), плоско-округлые, светло-зеленые, иногда с очень слабым оранжево-красным румянцем. Мякоть белая, сочная, нежная, отличного кисло-сладкого вкуса. В холодильнике плоды сохраняются до февраля.
Саженцы яблони сорта Ровесник Гагарина из Млиева отправили на родину Юрия Алексеевича. Сажали деревья мать первого космонавта Анна Тимофеевна и млиевские садоводы-ученые И.П. Гулько, В.Я. Чупринюк, А.Г. Сухойван, Т.Г. Шевченко, В.Д. Жибер... Теперь на древней смоленской земле у мемориального музея Ю.А. Гагарина растут яблони, названные в его честь.
Ходишь по садам Млиева и вспоминаешь, что Лев Платонович Симиренко большие надежды связывал с высокоурожайными и скороплодными садами на вегетативных слаборослых подвоях, считал, что с их помощью можно быстро создать изобилие фруктов. Он писал: «Будучи сам горячим поборником карликовой культуры, я был бы счастлив, если бы мне удалось разбудить у наших русских садоводов интерес к ней». И пояснял: «...в соответствующих почвенных условиях и при доступности орошения культура яблони и в особенности груши на слаборослых подвоях дает в нашем крае отличные и даже блестящие результаты».
Заместитель директора опытной станции И.П. Гулько изучил хозяйственно-биологические особенности около 80 форм карликовых клоновых подвоев яблони отечественного и зарубежного происхождения. Из них по комплексу главных хозяйственно-биологических показателей - качеству корневой системы, морозо- и зимостойкости и т. д. - был выделен ряд подвоев. С двумя из них мы кратко познакомим читателей. Карликовый подвой 62-396 получен в Плодоовощном институте им. И.В. Мичурина. Листья у растения красные. Карлик хорошо укореняется, устойчив к вредителям и болезням корневой системы, переносит заморозки до минус 16°. Легко размножается вертикальными отводками, скороплоден и высокоурожаен в саду.
Полукарликовый подвой 1-48-1 получен профессором Г.В. Трусевичем в Краснодаре. Форма зеленолистная. Он, как и предыдущий подвой, обладает повышенной зимостойкостью, его корневая система переносит температуру ниже минус 14 . Так вот, сорта, о которых мы рассказали, прекрасно плодоносят на этих и других вегетативных подвоях.
Вместе с Н.М. Артеменко автор побывал в колхозном саду и на участках садоводческого товарищества «Днепр», дивился яблонькам-малышкам, увешанным плодами, будто новогодняя елка игрушками. Кстати, надо заметить, что станция не на словах, а на деле шефствует над коллективными садами. Николай Михайлович водил меня по участкам садоводов-любителей как по своему собственному саду: знал, где, что и как растет.
Сам Николай Михайлович - человек азартный, неугомонный, приходилось слышать, например, как горячо отстаивает он достоинства сорта яблони народной селекции, найденной в саду Арсентия Кондратьевича Бондаря. Я видел эти коренастые деревца, клонившиеся под тяжестью урожая, пробовал плоды «на зуб». Мне понравились: приятные. Но есть у сорта и оппоненты.
Рассказ о Млиевской ордена Трудового Красного Знамени опытной станции садоводства им. Л.П. Симиренко будет неполным, если не упомянуть созданные здесь сорта черной смородины Юннат, Юность, Черкасщанка, Славута; груши - Щедрая, Сладкая из Млиева, Платоновская; яблони - Ятрань, Пламенное; сливы - Волошанка, Ода, Память матери, Вирская, Давидовская; вишни - Альфа; крыжовника Красень; малины - Новость Миколайчука. У каждого из этих сортов свой автор или коллектив авторов, своя история, свои достоинства, заслуживающие отдельного описания.
...Красивы сады станции осенью. Налились, зарумянились тугобокие яблоки. За невысоким штакетником, как напоминание о прошлом, живой памятник яблоня Антоновка-каменичка, более 100 лет назад посаженная Л.П. Симиренко. С Николаем Михайловичем Артеменко мы идем по Аллее космонавтов, заложенной как символ дружбы между героями Звездного городка и коллективом станции, входим в Сад почетных садоводов, история возникновения которого тесно связана с космосом. Дело в том, что не только яблоки из Млиева побывали на орбитальной станции, но и семена, черенки. Сто семьдесят пять суток сопровождали они В.А. Ляхова и В.В. Рюмина в их полете на «Союзе-32 и -34» и орбитальной станции «Салют-6». Космонавты тревожились за их судьбу, запрашивали с земли консультацию, когда черенки вдруг стали прорастать.
Из семян, побывавших в космосе, выращены «космические яблоньки», право посадить которые в саду у музея Л.П. Симиренко, предоставляется тем, кому присвоено звание «Почетный садовод Млиевской опытной станции». Этой чести удостоены космонавты и ученые, артисты и писатели, садоводы-профессионалы и любители, добившиеся выдающихся результатов. На некоторых деревцах (ухаживают за ними и ребятишки из детского сада) уже появились первые плоды. Смотришь на них и вспоминаешь строки из писем Анны Тимофеевны Гагариной о дружбе с работниками опытной станции, о творческом подвиге Льва Платоновича Симиренко, о том, что нет ничего прекраснее созданного умом и руками человека сада.
Продолжатели дела Л.П. Симиренко проложили дорогу: Млиев - космос - Млиев.
И. Стеркин
Приусадебное хозяйство № 4, 1986 г.
[свернуть]

Оффлайн Скрибанос

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3030
  • Пол: Мужской
  • Дачник
Re: Листая старые страницы
« Ответ #6 : 28 Январь 2018, 17:47:06 »
Наследие селекционера.
Я видел сокровище. Сотворено оно руками, сердцем и мыслью человека, которого уже нет, но дело его осталось и продолжает приносить людям пользу и радость. Человека этого при жизни называли кудесником, фанатиком, творцом, мастером. Так же называют и сейчас. Одни произносят эти слова с восхищением, другие - с некоторым недоумением и чванливой иронией: мол, зачем было жизнь свою посвящать этому?
Говорят, творение это прекрасно во все времена года. Наверное, так оно и есть. Я увидел его майской порой, в буйном цветении. Увидел и поразился красотой, богатством, огромным разнообразием, человеческими возможностями и - нашим невниманием к ценнейшему наследию, которое способно умножаться, цвести и плодоносить в самых разных уголках страны.
Да, сокровище это способно умножаться, способно зарождаться на новых и новых местах, потому что оно - САД. Сад из многих тысяч различных плодовых деревьев и кустарников, посаженных заботливыми руками Петериса Яновича Упитиса на окраине латышского городка Добеле, в 80 километрах от Риги.
Сад до недавнего времени официально именовался «лабораторией селекции плодовых деревьев». Другими словами - научная опытная станция по плодоводству. Таковой она была при жизни ее создателя Петериса Упитиса, таковой она является и сейчас.
Читать далее
Итак, сад: 42 гектара, занятых плодовыми деревьями. В нем 80 тысяч гибридов 24 плодовых культур. Есть парники, теплицы и маточники, где выращивается посадочный материал.
Кто бывал на подобных опытных станциях, тот согласится, что обычно они и по площади сада, и по набору культур значительно меньше. Однако дело не только в этом. Здесь, в саду на окраине Добеле, вы увидите плоды, какими одаривают человека лишь сады Кавказа, Крыма, Средней Азии, какие, по привычным нашим понятиям, вызревают лишь в субтропиках. И увидите их не под пленкой, не в оранжерее, а под открытым небом, которое не только теплом согревает их, не только живительными дождями омывает, но и холодными ветрами студит, заморозками и морозами испытывает. Все выдерживают. Перенесли даже суровую зиму 1978/79 года, погубившую многие наши сады.
Вы увидите здесь не единичные экземпляры, а сотни и тысячи яблонь и груш, абрикосов и винограда, алычи и черешни, вишни и айвы, фундука и грецкого ореха. И все они ежегодно и обильно плодоносят.
Я не сказал еще про чудесную, сказочной красоты коллекцию гибридной сирени. Подобную коллекцию, утверждают специалисты, вряд ли можно сыскать еще где-нибудь в мире. Представьте сиреневый сад в цвету из 6 тысяч кустов. Даже если бы это была обычная сирень, и то какое буйство цвета! Но в том-то и дело, что тут она не обычная, тут вы не найдете и двух одинаковых кустов, все 6 тысяч - разные, неповторимые.
Да, Петерис Упитис собирал и выращивал не только плодовые деревья, но и декоративные, которыми можно украшать наши улицы и дворы.
Как же создавалось это сокровище? Верно, складывалось оно великим трудом собирателя и селекционера. Трудом, мечтой и надеждами. Не годы - жизнь свою посвятил Упитис созданию сокровища, способного расти и умножаться до бесконечности.
Однако, чтобы вывести новый сорт, новый гибрид создать, селекционеру нужен исходный материал, и не лишь бы какой, а несущий в себе те качества, которые хочет иметь человек в будущем своем сорте, своем гибриде. В поисках такого материала Упитис исколесил не только Латвию, но и на Украине бывал, искал в горах Кавказа и Средней Азии. Вот лишь один пример. На склонах Кавказа Упитис искал абрикосы, перенесшие сильные морозы зимы 1948/49 года - минус 26 градусов. Собрал с этих деревьев 10 тысяч плодов - ему нужны были косточки для посева. Смеялись: зачем так много? Набрал бы в карман - и хватит. Наивные люди! Упитис привез 10 тысяч косточек, высеял. Проросли многие, но жили лишь до первой зимы. Перезимовал, выжил лишь один сеянец из 10 тысяч. Он-то и стал родоначальником абрикосового сада.
Как в свое время Николай Иванович Вавилов собирал коллекцию полевых растений, ставшую ныне тем золотым фондом, из которого селекционеры всего мира получают исходные материалы, так и Петерис Упитис собрал в саду огромное множество плодовых деревьев и кустарников, сохранил и умножил весь этот генофонд, и теперь отсюда можно черпать материал для подвоев и привоев, для выведения новых и новых сортов, для разведения и размножения существующих. Здесь есть исходный материал, необходимый для успешного решения многих трудных проблем современного плодоводства.
Я сказал, что сокровище, оставленное нам Упитисом, способно умножаться до бесконечности. Да, это так, бери саженцы, создавай новые сады - абрикосовые, ореховые, черешневые, алычевые, вишневые. Однако, к сожалению, этого не делают ни в Латвии, ни по соседству с ней. Хуже того, сад Упитиса сегодня вроде бы даже мешает, зря занимает место. Раскорчевать бы его, распахать, да вот пока не знают, как без шума приступить к этому, какие доводы выставить, чтобы действовать наверняка.
Надо сказать, на сад, как на дело никчемное, сельскохозяйственные чины косились еще при жизни самого Упитиса, так что ему приходилось тратить силы не только на выведение невиданных сортов, но и на защиту детища своего от уничтожения. После его смерти сад остался круглым сиротой, безнадзорным и бесхозным. Дело в том, что Упитис был единственным научным сотрудником этого сада-гиганта, а часто и единственным работником в нем. Так что со смертью творца не осталось в саду ни хозяина, ни работника. Не знаю, что бы сталось с бесхозным сокровищем, не подними голос общественность, не выступи с гневной статьей в «Литературной газете» Капитолина Кожевникова.
У сада снова появился хозяин - Лайман Янович Калнинь. Я считаю, и это мнение разделяют многие, что саду повезло - пришел увлеченный, честный, добрый человек, ставший верным и преданным наследником, способным не только восстановить, сохранить, но и умножить вверенное ему богатство. Однако на этом везение и закончилось, хотя попытки довести дело до ума были.
Сад в ранге лаборатории селекции плодовых деревьев был подчинен Латвийскому НИИ земледелия и экономики сельского хозяйства. Солидно? Вроде бы вполне. Но вскоре же выяснилось, что подчинение не по профилю, что институту земледелия сад как лаборатория и производственная единица вовсе не нужен - у института хватает других, прямых своих забот. Так что влияние здешних ученых на дела в садоводстве - почти нулевое.
Предпринят был и еще один вроде бы разумный шаг - на соседних с садом землях создано плодоопытное хозяйство. Хозяйство, которое по идее должно было взять на себя все заботы по уходу за садом и заняться размножением и выращиванием посадочного материала, получаемого из сада. Конечно же, должно было заложить и свои сады, свои плантации и маточники. Из этого хозяйства, опять же по идее, и должен был расходиться по республике сортовой посадочный материал, черпаемый из сокровища, оставленного нам Упитисом.
Хозяйство такое создали, отвели ему порядочный пахотный клин - более 5 тысяч гектаров, назвали его плодоопытным, тем самым определив ему направление деятельности. Однако как у болтуна расходятся слова с его делами, так название этого хозяйства далеко от его деятельности.
Вот передо мной справка, характеризующая работу Добельского плодоопытного хозяйства в 1985 году. Когда я прочитал ее первый раз, то подумал: тут какая-то ошибка - хозяйство названо одно, а все цифры в справке - из другого. Сами посудите: сказано, что хозяйство специализируется на выращивании зерновых культур, сахарной свеклы и семенных трав, на производстве молока и мяса. При этом ни слова о продукции садоводства.
Нет, сказали мне, никакой путаницы не произошло, это действительно справка плодоопытного хозяйства. Тогда, может, в ней пропущены данные по садоводству? Нет, опровергли меня и в этом, никакой небрежности в справке нет, и составлена она вполне грамотно. И объяснили: чего нет в справке, того нет и в действительности.
Невероятно, но факт - плодоопытное хозяйство, подчиненное плодоовощхозу, на протяжении вот уже многих лет совершенно не занимается садом.
Знаю, меня могут опровергнуть и в ответ прислать справку, в которой укажут и какое-то количество реализованных саженцев и проданных фруктов. Не надо лукавить. Все эти саженцы, эти плоды выращены и доведены до ума работниками сада-лаборатории, так что опытное хозяйство к ним не имеет практически никакого отношения - эта продукция всего лишь прошла через бухгалтерию хозяйства.
Работники сада... Их вместе с заведующим всего 7 человек: 2 младших научных сотрудника, один агроном и 3 лаборанта. Ни одного рабочего в штате лаборатории нет. Рабочих нанимать или деньги на наем рабочих выделять должно было бы опытное хозяйство. Ну а как обстоит дело на практике? В мае, например, когда работы в саду - уйма, хозяйство расщедрилось на... 650 рублей. Сколько человек можно нанять на эту мизерную сумму? Пятерых, не больше.
Садоводы хорошо знают, что в мае даже на 6 сотках хватит работы, даже если работать от зари до зари. А тут - 42 гектара.
Догадливые могут сказать; но в таком саду не все же работы делаются вручную, должна же быть и какая-то техника. Я тоже так думал, был уверен в этом. Оказалось, техники нет никакой, ни одного моторчика нет. Правды ради надо сказать, что институт все же выделял кой-какую технику своей лаборатории: дал грузовой мотороллер, дал трактор с тележкой. И то, и другое нужны саду, но оказались нужными и опытному хозяйству - отобрали и мотороллер, и трактор. На мотороллере ездит теперь один из специалистов хозяйства, а на тракторе развозят в тележке запчасти по участкам.
Да-а, содержать сад в уходе при таких условиях - задача, непосильная для семи его сотрудников (не будем при этом забывать, что они научные работники и у них и без того множество забот). И все же - не диво ли! - сад ухожен, все 42 гектара! Пусть и не так тщательно, как того требует чудо-сад, но все же содержится он в порядке.
Какими же этузиастами надо быть этим семерым, чтобы не опустились руки, чтобы не устали они из года в год выполнять уйму работы, которая не входит в их обязанности и за которую им не платят. Я ожидал увидеть уставших, угрюмых, обозлившихся людей, которых удерживает здесь лишь какая-нибудь необходимость. А увидел людей добрых, веселых, увлеченных, рассказывавших не о трудностях, а о тех радостях, которые доставляет им сад. Как же прав был Упитис, говоривший: «Садоводство требует высокоинтеллектуальных людей, способных самостоятельно мыслить».
Перед Зельмой Зуковской я извинился, потому что и без меня у нее хлопот полон рот. А она: «Что вы, когда я про орехи говорю, я становлюсь счастливой!» Хотел я поцеловать ее натруженные руки, давно заработавшие отдых и пенсию, но она убрала их за спину. Да, она и вправду счастлива и всегда очень рада, когда удается ей поделиться счастьем своим с другими людьми. Очень хочется ей, чтобы чудо-орехи, которые Упитис называл космической пищей, появились на столе у многих. А чтобы они появились, она одаривает саженцами садоводов-любителей, в четырех лесничествах создает ореховые плантации. Заметьте, в лесничествах, а не в опытном хозяйстве. Не ее в этом вина.
Так же увлечены своим делом, преданы ему и другие сотрудники сада-лаборатории.
Что же поддерживает в них силы и эту увлеченность, граничащие с гражданским подвигом? Пожалуй, вера. Вера в то, что труд их не пропадет даром, что и абрикосы, которые Упитис величал чудом Прибалтики, орехи и алыча, кусты сирени, удостоенные специалистами на ВДНХ СССР высшей оценки - 10 бал лов, черешня и виноград будут все же выращиваться во всех садах Латвии и республика будет иметь в достатке фрукты, которые ныне завозятся с далекого юга.
Уверены в этом и многие-многие энтузиасты, которые трижды в год съезжаются сюда со всей республики не просто полюбоваться садом, а поработать в нем. Работают, разумеется, безвозмездно, за «спасибо». И заметьте, по каким дням съезжаются: в день рождения В.И. Ленина, в день установления Советской власти в Латвии и в день рождения Упитиса, создателя этого сада. Приезжают люди самых разных профессий: рабочие, инженеры, педагоги, художники, журналисты, писатели. Все они озабочены одной мыслью - сберечь оставленное нам в наследство сокровище. Сберечь не только от одичания и запустения. Сберечь от варварских замыслов, вынашиваемых работниками плодоопытного хозяйства. Очень хочется им, по ошибке именуемым плодоопытниками, раскорчевать часть сада. Поначалу хотя бы часть, ту часть, в которой сотрудники лаборатории не успели дать насаждениям научной оценки. Только по этой причине ретивые корчеватели доказывают, что участок этот не представляет ценности. Наверное, здесь все - каждое дерево, каждый куст - может со временем сослужить людям великую пользу: тут хранится коллекция, генофонд плодовых деревьев, собранных в разных уголках страны.
Спасибо вам, энтузиасты-добровольцы, не будь вас, этот участок давно бы раскорчевали и заняли под посевы зерновых, урожайностью которых опытное хозяйство не может похвалиться.
Я не знаю, кому надо подчинить лабораторию-сад. Может быть, лучшим хозяином мог бы стать Всесоюзный институт растениеводства имени Н.И. Вавилова. Вспомним, Николай Иванович задолго до создания этого института начинал собирать коллекцию не только травянистых, но и древесных, кустарниковых плодовых растений. Так что, почему бы ВИРу не взять сад в качестве своей лаборатории, своего хранилища генофонда плодовых. Возможно в республике не захотят отдавать сад кому-то «на сторону». Что ж, в Латвии есть Академия наук, есть Ботанический сад, имеющий вполне достаточные научные силы. Можно им и вручить сокровище, которое поистине является национальным достоянием, представляющим огромную научную и практическую ценность.
Однако кому бы ни подчинили сад-лабораторию, а для размножения и выращивания ценнейшего посадочного материала нужно именно плодоводческое опытное хозяйство, специализированное на выращивании всех выведенных в саду новых сортов, имеющее свой питомник, обеспечивающий посадочным материалом как колхозы и совхозы, так и любителей-садоводов. Не надо забывать, что спрос на такой материал сегодня огромен, и он не удовлетворяется. Достаточно сказать, что количество вишни в садах республики уменьшилось за последние годы в 10 раз. Специалисты жалуются - для ее сортообновления нет необходимого подвоя. В саду Петериса Упитиса подвоя такого сколько угодно - он как раз в той части сада, которую вознамериваются раскорчевать. Есть и готовые сорта, клоны которых можно быстро размножить в питомнике, если бы таковой был в опытном хозяйстве. Есть сорта не только вишни, но и черешни, алычи, ореха, яблони, груши, малины, абрикоса, уже четвертое поколение которого ежегодно дает отличные по вкусовым качествам плоды.
А может лучше сделать сад-лабораторию вполне самостоятельной научно-производственной единицей со своим штатом, фондом, со своим питомником и производственным участком?
Конечно, вопросы эти решать специалистам, но решать их надо незамедлительно, иначе много жемчужин из этого сокровища исчезнут навсегда. И совсем непоправимое может случиться, если одержат верх корчеватели. Словом, сад Упитиса ждет защиты и деловой помощи.
Призыв свой я адресую в первую очередь Совету Министров Латвии, а не ведомствам, потому что любые ведомственные решения будут все так же неполными, не кардинальными. Кардинально решить судьбу сокровища-сада должен, думается мне, именно Совет Министров республики.
А может, садом заинтересуется Всесоюзная академия сельскохозяйственных наук и предложит свое решение вопроса?
Надеюсь, в правительственных органах республики и в штабе сельскохозяйственной науки прочитают эту статью и ответят на нее делом.
Иван Филоненко
Приусадебное хозяйство № 1, 1987 г.
[свернуть]

Оффлайн Скрибанос

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3030
  • Пол: Мужской
  • Дачник
Re: Листая старые страницы
« Ответ #7 : 16 Февраль 2018, 23:21:31 »
Наследство профессора Исаева.
Коричное Новое, Народное, Студенческое, Медуница, Осенняя Радость - такие популярные среди садоводов сорта яблони. Их ценят за прекрасные качества. О них будет сказано ниже. А созданы сорта известным селекционером профессором Сергеем Ивановичем Исаевым. Он вывел 33 сорта яблони, девять из которых районированы в общей сложности в 16 областях страны.
Еще в самом начале своей селекционной работы Сергей Иванович запрограммировал совокупность качеств и свойств будущих сортов, составил программу их создания и всю жизнь планомерно и настойчиво шел к намеченной цели.
Основной метод его работы - гибридизация, то есть скрещивание, при этом основное внимание он уделял подбору родительских пар. Наилучшие результаты селекционер получил на основе использования мичуринского принципа так называемой отдаленной гибридизации, когда при скрещивании в родительские пары подбирают сорта либо из географически отдаленных районов (а значит, разных по условиям жизни), либо отдаленные по видовому, а возможно, и даже родовому положению.
Сергей Иванович скрещивал сорта народной селекции средней полосы с американскими. Каждый из этих сортов в одном случае он брал в качестве материнского, а в другом - отцовского. Этим путем было получено 10 новых сортов, среди которых такие широко известные, как Коричное Новое, Десертное Исаева, Осенняя Радость, Юный Натуралист, Медуница, Победитель, Мирное, Студенческое, Московское Зимнее. Но при этом селекционер брал в родители не любой американский сорт, а зимостойкие. Так, половина из названных сортов были получены при скрещивании наиболее зимостойкого из этого типа сортов Уэлси с Коричным Полосатым.
Читать далее
Не ошибся Сергей Иванович и используя повторные скрещивания мичуринских сортов, причем именно тех, которые сочетают высокие для средней полосы качества плодов, но недостаточный для этих мест запас зимостойкости, с лучшими высокозимостойкими сортами народной селекции. Так были получены сорта Народное, Антоновка Десертная, Октябренок, Ивановка, Ломоносовское, Витязь. Позднее селекционер начал повторные скрещивания между своими сортами, успев получить «внучатые» сорта. Например, от скрещивания Коричного Нового с Северным Синапом был получен необычайно лежкоспособный сорт - Московское Позднее.
Но подбор родительских пар - это лишь полдела. В результате скрещиваний С.И. Исаев получил гибридный фонд, насчитывающий 30 тысяч гибридов. Из этого множества растений надо было отобрать несколько десятков так называемых элитных сеянцев, которым суждено будет стать родоначальниками новых сортов. Селекционер выделял из этого многообразия приближающиеся к его замыслу формы, эрудиция ученого и интуиция практика помогали оценивать их перспективность.
Ошибка в подборе родительских пар оказывается роковой, потому что для исправления ее уже не хватает жизни селекционера. Ошибка в отборе не восполнима, ибо приводит к утере рожденного, но не оставленного на земле сорта.
Сегодня в средней полосе страны нет помологического сада, где не произрастали бы сорта С.И. Исаева. Многие из них используются и при создании промышленных садов. Их хорошо знают садоводы-любители.
Для условий средней полосы - зона рискованного садоводства - основное требование к сорту - зимостойкость. Общеизвестно, что наиболее зимостойки сорта народной селекции. За свою многолетнюю историю они пережили не одну суровую зиму и были отобраны и сохранены народом как наиболее приспособленные. С такой же и повышенной зимостойкостью оказался целый ряд сортов и С.И. Исаева. Они обильно плодоносили даже после памятной многим садоводам суровой зимы 1978/79 г. Это Осенняя Радость, Юный Натуралист, Красавица Сада, Мирное, Россиянка. Напомним при этом, что многие сорта иностранной селекции, которыми столь увлекаются в последние годы (Лобо, Мантет, Спартан, Квинти), нередко подмерзают даже в обычные зимы, а в суровую 1978/79 г. выпали целыми деревьями.
Не меньшее значение для сорта имеет его устойчивость к парше. Когда С.И. Исаев начинал селекционную работу, вопрос о парше так остро еще не стоял. Сергей Иванович был первым селекционером, кто, предвидя все губительные последствия от ее распространения, начал планомерную работу по созданию устойчивых к этому бичу яблони сортов. Наиболее многочисленная группа сортов, отличающихся к тому же отменным вкусом плодов, урожайностью и зимостойкостью, была получена от скрещивания американского практически устойчивого к парше сорта Уэлси с исконно русским Коричное Полосатое - это Коричное Новое, Осенняя Радость, Десертное Исаева, Юный Натуралист.
Большую ценность для садоводов представляют сорта, способные долго храниться. Особо продолжительной лежкостью плодов отличаются выведенные С.И. Исаевым позднезимние сорта Северный Синап, Память Мичурина, Студенческое, а также Московское Зимнее и Московское Позднее. В холодильнике плоды этих сортов не теряют своих товарных качеств до 200 и более дней.
Сергеем Ивановичем получен раннеосенний сорт с продолжительностью хранения плодов, равной зимним сортам,- это сорт Народное. Плоды его можно потреблять уже с момента их сбора в сентябре, а хранятся порой они до марта. О Народном хотелось бы добавить, что плодоносить этот сорт начинает очень рано - на 2-3-й год после посадки, урожаи дает высокие и регулярные. Среди всех сортов нашей коллекции он выделялся наивысшим суммарным урожаем за первые десять лет после посадки в сад. И еще: сорт обладает сдержанным ростом, сравнительно зимостоек.
Жизнь показала, что садоводы-любители особый интерес проявляют к летним сортам, плодами которых можно пользоваться прямо с дерева. В то же время число таких сортов весьма ограничено. В нашей коллекции самыми скороспелыми, созревающими даже раньше Грушовки Московской и Папировки оказались сорта С.И. Исаева - Кипарисовое, Грушовка Ранняя, выделился и сорт Красавица Сада. Особо мы хотим обратить внимание на сорт Кипарисовое, который, к сожалению, распространен очень мало. Вкус его плодов, содержащих много сахара и мало кислоты, привлекает к себе поклонников сладких яблок и особенно нравится детям. Сорт зимостоек, паршой поражается слабо, плодоносит обильно, но через год. Его достоинство и декоративность самого дерева - узкопирамидальная крона, форма которой напоминает кипарис, за что сорт и получил свое название.
По совокупности признаков для садоводов-любителей средней полосы из сортов селекции профессора С.И. Исаева мы рекомендуем: зимние - Северный Синап, Память Мичурина, Коричное Новое, Мирное, Студенческое, Антоновка Десертная, Россиянка, а для более южных областей еще Победитель; осенние - Осенняя Радость, Юный Натуралист, Аэлита; раннеосенние - Народное, Медуница; летние - Кипарисовое, Грушовка Ранняя, Красавица Сада, для более южных областей еще и Ломоносовское. Подробное описание ряда сортов приводилось в нашем журнале в течение 1983 года.
Самая полная коллекция сортов и элитных сеянцев С.И. Исаева находится в Ботаническом саду МГУ. Площадь, отведенная под яблоню, здесь составляет всего 2 га, но даже на таком мизерном пространстве здесь в 1951-1952 гг. было высажено более 200 сортов самой разной селекции, но способных произрастать в средней полосе. В течение 30 лет мы изучали все эти сорта и смогли дать сравнительную характеристику.
После 30 лет интенсивной жизни наш коллекционный сад, к тому же переживший три экстремально холодные зимы, потребовал реконструкции. В память о его создателе, крупнейшем селекционере страны профессоре С.И. Исаеве, мы тщательно сохраняем его селекционное наследие. Сейчас у нас снова высажено более 150 сортов яблони различной селекции и среди них около 50 сортов и элитных сеянцев Сергея Ивановича.
Прочитав все вышеизложенное, многие садоводы-любители захотят иметь в своем саду сорта селекции С.И. Исаева. Где же взять черенки для прививки? Думается, что областные общества садоводов и садоводческие товарищества, имеющие собственные питомники, могли бы решить эту проблему. Прямо скажем: спрос намного превышает предложения. И все- таки для питомников в коллективных садах по предварительным заявкам мы могли бы выделить определенное количество черенков.
И. Гусева, зав. плодовым отделом
Ботанического сада МГУ
Приусадебное хозяйство № 6, 1987 г.
[свернуть]

Оффлайн Скрибанос

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3030
  • Пол: Мужской
  • Дачник
Re: Листая старые страницы
« Ответ #8 : 20 Февраль 2018, 20:31:31 »
От участка приусадебного до опытной станции.
Было это в 1936 году. На заседании ученого Совета Научно-исследовательского института плодоводства им. И.В. Мичурина принято решение, которое и с позиций сегодняшнего дня кажется неординарным. В этом документе записано: «Признать, что результаты М.М. Ульянищева по выведению новых сортов плодовых культур, особенно абрикосов, в Воронежской области, являются ценными и заслуживают широкой популяризации. Сообщить Воронежскому облисполкому, ОблЗо (областной земельный отдел - И. С.) о работе тов. Ульянищева, прося их создать на базе его работы опорный пункт с возложением научного руководства на тов. Ульянищева». Новаторским в этом решении почтенного научного учреждения было то, что речь в нем шла о создании научного центра на базе... приусадебного участка.
Прежде чем продолжить наш рассказ, несколько строк из биографии Михаила Михайловича Ульянищева. Родился он в 1894 году в селе Ольховатка на Воронежщине, окончил гимназию, два курса физико-математического факультета Московского университета, с третьего курса ушел в армию. После Октябрьской революции вступил в Красную Армию, был избран командиром инженерной роты, получил награды. После демобилизации работал преподавателем физики и химии, заочно учился в Воронежском университете и одновременно в Воронежском СХИ. Первые опыты с растениями Михаил Михайлович начал на школьном огороде, а в 1925 году на приусадебном участке заложил плодовый сад и питомник. Селекция плодовых растений с тех пор стала делом всей его жизни. Первые свои яблони и абрикосы он получил из семян отборных яблок, купленных на рынке, и косточек зимостойких жерделей, найденных в окрестных селах.
Читать далее
Опыты начинающего селекционера заинтересовали ученых, и он был вызван с докладом о своей работе в НИИ плодоводства, после чего и последовало решение ученого Совета, о котором речь шла выше.
Надо заметить, что полвека назад от предложения создать новый научный центр по плодоводству до практического воплощения этой идеи в жизнь прошло по теперешним меркам решения проблем отечественного садоводства мизерное время.
Уже в 1937 году был организован Россошанский плодово-ягодный опорный пункт, а в январе 1944 года, всего через год после освобождения от захватчиков областного центра, опорный пункт был преобразован в Россошанскую областную плодово-ягодную станцию, которая с 1977 года стала зональной (обслуживает Воронежскую, Белгородскую и Курскую области).
Старожилы опытной станции помнят неугомонного, всегда чем-то увлеченного М.М. Ульянищева. Круг его интересов как селекционера был очень обширен. Он занимался селекцией яблони, груши, абрикоса, вишни, сливы... По сей день в производственных и любительских садах всего Черноземья и некоторых других зон страны растут и плодоносят яблони и абрикосы селекционера.
Благодаря его трудам созданы яблони зимнего и глубокозимнего сроков созревания (группы наиболее ценных сортов, беднее всего представленных в сортименте юга Центрально-Черноземной зоны). Это такие сорта, как Россошанское Вкусное, с исключительно высоким качеством плодов; Апрельское, удостоенное золотой медали на Эрфуртской выставке; Россошанское Лежкое, плоды которого в обычном подвале хранятся в течение двух лет без существенной потери вкусовых качеств.
«Разумеется, универсальных сортов яблони, да и других плодовых растений, одинаково хорошо вписывающихся в сортимент различных зон страны, нет и, очевидно, быть не может»,- говорит нынешний директор Россошанской зональной плодово-ягодной опытной станции Юрий Евгеньевич Фоменко.
- А как же Россошанское Полосатое, которое районировано в пяти областях, но выращивается садоводами-любителями в разных регионах страны? - задаю я каверзный вопрос директору.
«И этот сорт не исключение. Каждый имеет свою зону распространения, свой ареал. Как правило, наиболее полно проявляет свои лучшие качества сорт на родине или в местах, близких к ней по своим климатическим и почвенным условиям. Именно поэтому названное вами Россошанское Полосатое районировано лишь в Воронежской, Белгородской, Саратовской, Волгоградской и Астраханской областях. Хотя в прививках - не спорю, этот сорт встречается в садах любителей и более северных областей».
Слушаю я рассказ Юрия Евгеньевича о груше, которая в последние годы во многих районах страны превратилась в бедную родственницу яблони, об абрикосе и черешне, которые почему-то отлично растут в садах любителей и «нервничают», когда им предлагают «прописку» на промышленных плантациях, о селекционерах станции - учениках и последователях М.М. Ульянищева, о созданных ими сортах. Но обо всем по порядку.
Селекцию груши в Воронежской области начал М.М. Ульянищев. С 1938 года эту работу продолжил Г. Д. Непорожный, а с 50-х годов дочь Михаила Михайловича Анна Михайловна Ульянищева. Изучен колоссальный гибридный фонд - 46 тысяч сеянцев.
Наиболее результативным методом селекционной работы оказалось повторное межсортовое скрещивание уссурийской и обыкновенной груш. В результате были получены сорта, превосходящие по ряду признаков среднерусские, которые до недавнего времени господствовали и в производственных, и в любительских садах. Главные преимущества новых сортов - их устойчивость к болезням, особенно парше, сроки созревания урожая - от летнего до осенне-зимнего, что позволяет растянуть период потребления свежих плодов до 6 месяцев. Лежкость их в условиях охлаждаемого плодохранилища составляет от 34 суток у летних сортов до 156 суток у осенне-зимних. Отвечают новые сорта и требованиям к качеству плодов. В соответствии с современными требованиями масса плодов груши должна быть не менее 120 г, привлекательность и вкус плодов - 4,5 балла (заметим, что в отличие от фигурного катания в плодоводстве, как и в обычной школе, максимальная оценка 5 баллов, которая ставится, правда, достаточно редко). Так вот масса плодов груши россошанской селекции от 125 до 240 г. Оценка за величину и привлекательность летних сортов 4,5-4,9, осенних - 4,4-5,0 баллов, вкус соответственно 3,9-4,9; 4,0-4,9 балла. Маловато? Это смотря с чем сравнивать. Ведь оценка по вкусу таких известных сортов, как Бессемянка (летний сорт) и Бере Слуцкая (осенний), которые являлись контрольными, всего 3,3 и 3,9 балла.
Очень коротко познакомим читателей с сортами груши, созданными в Россоши.
Мраморная - сорт позднелетний и раннеосенний. Зимостойкий. Здесь и при описании других сортов имеются в виду условия юга Центрального Черноземья и его климатических аналогов. Дерево средней силы роста, плодоносить начинает с 5-6 лет. Плоды крупные, отличного, десертного вкуса. Сорт районирован в Белгородской, Брянской, Воронежской, Ворошиловградской и Курской областях.
Десертная Россошанская. Раннеосенний сорт. Дерево достаточно зимостойкое, среднерослое, плодоносит на 4-5-й год, урожайное. Плоды крупные, от хорошего до отличного вкуса, десертного и технического назначения, дают отличного качества компоты. Районирован сорт в Белгородской, Брянской, Воронежской областях.
Россошанская Красивая - летний сорт. Дерево зимостойкое, сильнорослое, начинает плодоносить на 6-й год. Плоды средней массы, яркоокрашенные, столового и технического назначения, дают отличные компоты. Сорт рекомендован для районирования в Воронежской области.
Переданы в государственное сортоиспытание сорта Оранжевая, Лучистая, Ясная, Бере Русская, Подгорянка, Россошанская Поздняя. Плоды сорта Бере Русская хранятся до ноября-декабря. Подгорянка - до декабря, а Россошанская Поздняя даже до января-февраля. Эти сорта представляют интерес для садоводов-любителей не только юга Центрального Черноземья, но их следует испытать и в Волго-градской, Ростовской и восточных областях Украины.
На станции выделено несколько слаборослых форм груши, две из них могут быть испытаны в качестве естественных слаборослых сортов, остальные - в качестве подвоя.
- Юрий Евгеньевич, известно, что груша мороза боится. Как она себя чувствует в ваших условиях?
«Груша - груше рознь. В зиму 1953/54 гг. вымерзли многие западноевропейские сорта, в том числе наиболее зимостойкие из них Любимица Клаппа и Лесная Красавица, широко используемые в селекции. Однако за все годы у нас не наблюдалось ни полной гибели, ни сильного подмерзания грушевых деревьев среднерусских сортов народной селекции и созданных на станции новых сортов. Чаще и в более сильной степени у груши подмерзает кора штамбов, особенно в неустойчивые (с оттепелями) зимы, а также повреждается древесина плодовых образований. Пугало сильное потемнение тканей под почками, но оно не вызывало гибели плодушек и цветковых почек, не снижало силу цветения и последующую урожайность. Как считает А.М. Ульянищева, ткани у груши восстанавливаются чрезвычайно быстро. Но так как груша цветет раньше, чем яблоня, ее цветки и завязи чаще повреждаются весенними заморозками. Молодые завязи груши погибают при температуре 1-4° ниже нуля. Известные садоводам-любителям меры защиты растений от заморозков малоэффективны уже при снижении температуры воздуха в зоне кроны до минус 3-4°. Поэтому одна из задач селекции груши - выделение подвойных форм груши, устойчивых к заморозкам в период цветения. Эта задача, хотя и трудная, но, очевидно, разрешимая. Ведь сорт груши Генерал Леклер выдерживает в период цветения мороз до минус 9°, а клон А северороссийской формы груши обыкновенной даже еще более низкую температуру - минус 12°».
Директор опытной станции не давал никаких авансов, но было ясно: селекционеры станции не остановятся на достигнутом и будут стремиться получить сорта, превосходящие нынешние по зимостойкости и, по крайней мере, не уступающие им по качеству плодов.
Не меньше, чем с грушей, проблем с такой зябкой культурой, как черешня. У нее тоже недостаточная зимостойкость, особенно цветковых почек. С 1951 года на станции ведется работа по осеверению этой прекрасной плодовой культуры.
Четыре сорта черешни, выведенные селекционером А.Я. Ворончихиной, - Юлия, Россошанская Крупная, Россошанская Золотая, Ранняя Розовая - переданы в государственное сортоиспытание. Некоторое представление об этих сортах дают такие данные. Максимальный урожай сорта Юлия, привитого на магалебскую вишню, доходил до 80 кг с дерева. Плоды крупные, массой до 6,7 г, округло-сердцевидной формы, светло-кремовые с розовато-красным румянцем, блестящей и гладкой кожицей. Мякоть плотная, светло-кремового цвета, кисло-сладкого, очень приятного вкуса. Сорт десертный, но и компоты из него хороши.
Россошанская Крупная отличается скороплодностью. Привитые деревья порой вступают в плодоношение на 3-й год после посадки в сад однолеткой. В урожайные годы ветки бывают унизаны темно-вишневыми, округло-овальными, сплюснутыми с боков крупными (до 7,7 г) плодами. Дерево и засухоустойчивое и жаровыносливое. Благодаря высокому качеству плодов, урожайности и скороплодности заслуживает изучения в более южных областях.
Россошанская Золотая характеризуется высокой зимостойкостью древесины и хорошей урожайностью. Плоды этого сорта тоже довольно крупные - масса до 5,9 г, окраска кожицы у них светло-желтая, с едва заметным красивым розоватым загаром на солнечной стороне. Мякоть светло-кремового цвета, средней плотности, сочная, кисло-сладкого, очень приятного вкуса.
Название сорта Ранняя Розовая точно передает его свойства. Поспевает эта черешня в конце мая - середине июня, то есть черешня садовую землянику догоняет. Овальной формы плоды массой до 5,2 г имеют кремового цвета кожицу со светло-красным румянцем, покрывающим значительную часть плода. Многочисленные кремовые же подкожные точки малозаметны. Мякоть средней плотности, кисло-сладкого десертного вкуса.
- Юрий Евгеньевич, какой, по мнению специалистов станции, ареал для этих действительно чудесных по вкусу сортов черешни? И какие вы можете дать рекомендации садоводам-любителям, которым посчастливится приобрести саженцы, - задаю я очередные вопросы директору станции.
«Впервые по югу Воронежской области с 1987 года районированы два сорта черешни - Ранняя Розовая и Россошанская Крупная. Выделенные на станции сорта приняты в государственное испытание в Белгородской, Курской областях. Они перспективны для Волгоградской, Ростовской и восточных областей Украины.
Хотя, зная неугомонность садоводов-любителей, вряд ли этот перечень окажется полным. Что же касается советов, то, по мнению специалистов станции, для успешного возделывания черешни на юге нашей зоны особое внимание надо уделять выбору участка. Предпочтение следует отдавать возвышенным местам, с хорошим воздушным дренажем. Крайне желательны ветрозащитные насаждения. Обязательна защита штамбов от зимних повреждений. И еще совет: прививка на скелето- и штамбообразователи».
В свое время знаменитый американский селекционер Л. Бербанк писал: «Нет ни одной другой проблемы развития плодового растения, которая скрывала бы возможности большего значения, чем выведение абрикоса-космополита». О продвижении абрикоса на север мечтал и И.В. Мичурин. М.М. Ульянищев начал эту работу с высева в 1926 году 200 косточек. Из них получены первые сорта Золотое Лето, Фиолетовый и др.
Чем же ценен абрикос, что его хотят непременно продвинуть на север?
Во-первых,   скороплодностью: первые плоды может дать на 1-2-й год после посадки, а в возрасте 5-6 лет урожаи достигают 50 кг с дерева. И что немаловажно, абрикос склонен к ежегодным урожаям, ведь у него плодовые почки в изобилии закладываются и на букетных веточках, и на однолетних приростах.
Во-вторых, абрикос нетребователен к почвам, жароустойчив, хорошо переносит воздушную засуху.
В-третьих, абрикос не только вкусен, но и полезен. Его плоды используют в лечебном питании. Они благотворно влияют на кроветворную деятельность организма, укрепляют стенки сосудов, угнетающе действуют на гнилостные бактерии. Больше всего каротина (провитамина А) содержат сорта с ярко-оранжевой окраской.
И, наконец, в-четвертых, абрикос хорош во всех видах.
И свежий, и сушеный, и в варенье, в сыром джеме и в нектарах и компотах. Косточки сладкоядерных сортов заменяют миндаль.
- Почему же при всех достоинствах абрикоса, площади, занятые этой прекрасной плодовой культурой, не растут, а сокращаются? Разочаровались в абрикосе и некоторые садоводы-любители. В чем дело, Юрий Евгеньевич?
- Тому есть объяснение. Склонность абрикоса к регулярному плодоношению зачастую так и остается склонностью, а урожая нет. Даже в Крыму и предгорных районах Средней Азии промышленные урожаи абрикос дает 2-4 раза за 10 лет. Дело в том, что низкая зимостойкость цветковых почек приводит к почти ежегодному в той или иной степени их подмерзанию, а порой и гибели.
Перед селекционерами стоит нелегкая проблема соединить в абрикосе трудно сочетаемые качества : высокую морозостойкость с длинным периодом покоя и поздним цветением, с устойчивостью к грибным болезням. Это уже не говоря о том, что к сортам предъявляется требование: высокое качество плодов, желательно со сладким ядром, с высокой витаминностью.
Но главной задачей селекционеров остается все же - повысить зимостойкость плодовых почек абрикоса.
Основным направлением в селекционной работе станции по абрикосу является гибридизация. Она идет по двум направлениям: межсортовое скрещивание южных сортов с морозостойкими сортами И.В. Мичурина и отдаленная гибридизация с песчаной вишней - бессеей. Уже получен целый ряд отборных сеянцев абрикоса, выделяющихся своей зимостойкостью, урожайностью, отличным качеством плодов. Так что есть уверенность, что абрикос все шире будет распространяться в любительских (да и не только любительских!) садах средней зоны плодоводства, на северном рубеже этой замечательной плодовой культуры».
Разговор с директором станции затянулся. Поэтому телеграфным стилем сообщу, что сорт абрикоса Сын Краснощекого районирован в Астраханской области, что в государственное сортоиспытание передано 9 сортов абрикоса, 6 сортов вишни (сорт Россошанская Черная районирован), 7 сортов сливы (сорта Награда, Ренклод Советский районированы в областях Черноземья).
Последний вопрос директору опытной станции корреспондент задал от имени многих и многих читателей: где, как приобрести саженцы, черенки?
- Последние годы резко возрос спрос на посадочный материал плодовых. Для увеличения его производства в 1987 году на станции организован отдел размножения, в который вошли 5 научных сотрудников, 10 техников и бригада питомниководов.
Площадь очередного поля питомника расширена с 1 до 5 гектаров, также увеличилась и площадь посевного отделения».
- Значит ли это, что все желающие смогут приобрести на станции посадочный материал?
- Просьбы тех, кто к нам приезжает, стараемся удовлетворять, но полностью закрыть дефицит саженцев станция не может. Поэтому нам кажется более эффективным другой путь. Областные общества садоводов нашей зоны, сельсоветы могли бы заключить договоры с опытной станцией на производство посадочного материала, причем в договоре хорошо бы предусмотреть взаимные обязательства. Станция - саженцы, черенки; общество - людей на обрезку деревьев, копку саженцев, другие работы...
Так общими усилиями, глядишь, и одолели бы дефицит».
- А что? Может быть, стоит попробовать.
И. Стеркин
Приусадебное хозяйство № 1, 1988 г.
[свернуть]

Оффлайн Скрибанос

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3030
  • Пол: Мужской
  • Дачник
Re: Листая старые страницы
« Ответ #9 : 01 Март 2018, 20:25:52 »
Какие были сады. 
Древний московский сад давал хозяину не только плоды, но и овощи, мед, рыбу и, конечно, цветы. Ведь плодовые деревья в нем перемежались с грядками, а вдоль зарыбленных прудков произрастали цветы. Тут же сновали пчелы - обитательницы бортней - колодных ульев, поставленных в укромное место; из развешанных по кустам клеток раздавались голоса свойских певчих и привозных диковинных птиц. Снаружи сад огораживали, отчего и называли его вертоградом (верт, вертище - по-старославянски сад; град - ограда). Ограду ставили, чтобы «в огород собаки, свиньи и домашняя птица не могли взойти».
Самый старый московский сад - Святителев, размещался на теплом склоне кремлевского холма. К XV веку здесь было так много садов, что, когда стали обносить Кремль каменной стеной, большинство насаждений пришлось перенести на правый берег Москвы-реки, где заложили Берсеневский сад. Век спустя путешественники восхищались пышностью московских садов, их вкусными плодами и овощами. Так, Адам Олеарий в своих воспоминаниях хвалит превосходные наливные яблоки, груши, вишни, сливу, смородину, а также огурцы, дыни и спаржу, возделанные московитянами. Дыни весом полпуда и более выращивали на варовых (утепленных) грядах.
Читать далее
Отборными плодами славились патриарший и монастырские сады, называемые раями. Позже слыли «чудесными» красные сады вельмож Ордын-Нащокина и Голицина.
Лекарственные травы и коренья произрастали на Аптекарском огороде, разбитом вдоль речки Неглинной от Боровицкой до Троицкой башен. Два других аптекарских огорода располагались у Мясницких ворот (почти в центре города) и в Немецкой слободе. В таких огородах сажали мяту, цикорий, латук, мак, тмин, укроп, портулак; из кустарниковых пород - шиповник, который тогда называли своробориной, прослывшим у лекарей средством от сорока болезней.
Чем были богаты московские сады? Помимо уже упомянутых плодов, еще черешнями и крыжовником (его именовали «берсень», вот вам и Берсеневская набережная!). Московские, курские, тульские и орловские сады славились яблоками, владимирские, вязниковские и муромские - вишнями. По весне Москва тонула в бело-розовой кипени цветенья. При царских палатах в тогдашних теплицах, представлявших собою срубы, разводили виноград, который укрывали на зиму рогожами и войлоком. В XVII веке в садах начинают сажать много благовонных и красивых цветов: нарциссы, шалфей, руту, пионы, гвоздики, тюльпаны.
В петровские времена вертограды уступают место регулярным садам - расположенным и засаженным по плану. Сад постепенно освобождается от овощей, принимая хорошо выраженный плодовый характер.
А что стало с аптекарскими огородами? Начнем опять с истории...
Искони кладовой целебных растений считали природу. На полянах, в лугах и по дубравам в основном и брали люди лекарственные травы. Но уже с весьма отдаленных времен на Руси стали обзаводиться аптекарскими, по-другому аптечными, огородами. Первые такие огороды - ровесники Аптекарского приказа. А он, как известно, основан Иваном Грозным в 1581 г., помещался в Кремле в одном здании с царской аптекой. Число аптекарских огородов росло, и к 1672 г., когда в Москве открылась первая аптека для горожан, их уже было три. Эти огороды снабжали медиков исходным зельем для приготовления лечебных средств.
Здесь возделывали те растения, которые невозможно найти в кладовой местной природы, Тут же приручали завозные растения к новым, зачастую более суровым условиям существования.
Чтобы прекратить продажу целебных растений с рук случайными людьми, Указом от 22 ноября 1701 года Петр I повелел закрыть в Москве зелейные ряды и всю торговлю целебными травами сосредоточить в новых восьми аптеках. В Указе читаем: «Построить те аптеки в Китае и в Белом и в Земляном городах, на больших проезжих и пространных и многолюдных улицах без всякого утеснения, и держать и продавать в тех аптеках всякие лекарства и целительные напитки... А опричь того, в царствующем граде Москве впредь иным вновь аптекам, и зелейному ряду, что в Китае городе, также и по всем улицам и по перекресткам, лавкам, в которых продавали всякие непотребные травы и зелья, будто вместо лекарств, не быть, и те по улицам и по перекресткам лавки все сломать и очистить, а в том зелейном ряду торговать иными товарами, какими пристойно».
С возникновением северной столицы Петр I повелел и здесь заводить аптекарские огороды для польз и нужд российских. Сюда и повелевалось присылать «не пропусти времени, всяких цветов из Измайлова, а больше тех, кои пахнут». Первый такой огород разместили вблизи крепости Канцы на Большой Охте. Но настоящий Аптекарский огород был учрежден лишь в 1714 году по специальному царскому указу. Под огород отвели один из островов - Березовый, совершенно дикое, невозделанное место. Здесь рос северный лес с его березами, осинами и хвойными породами, водились звери. Часть острова занимали болота. Потребовалось немало труда, чтобы расчистить и облагородить дикую землю. Новые поселенцы острова - целебные растения нуждались в заботливом присмотре. Их лелеяли и берегли. Зеленые южане нуждались в теплых помещениях. К 1735 году Аптекарский огород, имел несколько оранжерей. Общее количество освоенных растений достигло 1200 видов. Кроме лекарственных трав, здесь выращивали привозные деревья и кустарники, доставленные преимущественно из глубин Азии. С той поры огород стали именовать Аптекарским садом.
Уже в XVIII веке он поменяет и это название. С ростом коллекции растений, и не только лекарственных, его назовут Ботаническим садом. Аптекарское назначение сохранится за медицинским отделением Сада. Тут среди целебной флоры будущие медики приобретали навыки распознавать растения «в лицо», учились умению вовремя собирать лекарственное сырье, усваивать правила сушки и хранения трав и кореньев и приготовления из них аптечных препаратов. Наставники жили в самом Саду, и были это крупнейшие петербургские ученые - Блюментрост, Фальк, Стефан, а впоследствии Соболевский и Максимович.
В разные царствования к Саду было разное отношение. В екатерининский век ему отводилась роль чисто придворная и показная. Коллекция растений если и пополнялась, то не в той мере, как требовалось. Оказалось, что Петербургский Ботанический сад начал уступать даже частным живым коллекциям. Так, ботанический сад графа А.К. Разумовского вблизи Москвы, в Горенках, затмевал Петербургский своим превосходным собранием редких и экзотических растений. Впрочем, он затмевал не только Петербургский, но и многие европейские сады такого рода.
И вот в 1823 г. последовало правительственное распоряжение о выводе Сада из упадка. Были отпущены 500 тысяч рублей ассигнациями, чтобы хозяйство преобразовать коренным образом. Из сада Разумовского в Горенках переманили ботаника Фишера и поставили его здесь главным руководителем, часть подмосковной коллекции растений соответственно перекочевала сюда. Сад в Горенках заглох, и в том месте, где недавно цвели тропические орхидеи, застучали станы ткацкой фабрики.
Петербургский Ботанический сад набирал силу, становился образцовым в Европе. Наилучшая полоса в жизни Сада началась с 1863 г., когда его передали в ведомство государственных имуществ. В то время Сад возглавляли Э. Регель и А.Ф. Баталин, а позже Н.А. Монтеверде, Б.А. Федченко, В.И. Липский. Сад принял ясно выраженный научный и научно-прикладной характер. Но оттенок Аптекарского огорода на нем неизменно сохранялся: здесь изучали и размножали лекарственные растения, давали рекомендации по лучшему их использованию. Как и раньше, снаряжались экспедиции по привлечению в Сад новых видов целебной флоры. При Саде организовали две станции: одна испытывала семена, другая определяла болезни растений, разрабатывала рецепты по обеззараживанию.
К 1913 г. коллекция Петербургского Ботанического сада исчислялась 20 тыс. видов! Основной фонд зеленых питомцев (18 тыс. видов) размещался в оранжереях. Собрание сухих растений насчитывало два с половиной миллиона гербарных образцов. Музей Сада обладал 50 тыс. экспонатов пород деревьев, плодов, семян, растительных продуктов и ископаемой древесины. Только книг по ботанике и садоводству в библиотеке насчитывалось 38 тыс. томов. Круглый год Сад был открыт для посетителей бесплатно.
Интересно, что к 200-летию Сада ботанику В.И. Липскому поручалось разыскать исторические документы, связанные с возникновением Аптекарского огорода - прадедушки этого заведения. Много Липский разыскал интересных документов, но Петровского Указа обнаружить не удалось: либо не сохранился в бумагах Петра, либо передавался устно. В Полном своде законов Российской империи Указ не представлен.
Но Петровское детище живет, здравствует и поныне.
И. Новикова, овощевод-любитель
Приусадебное хозяйство № 3, 1988 г.
[свернуть]

Оффлайн Скрибанос

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3030
  • Пол: Мужской
  • Дачник
Re: Листая старые страницы
« Ответ #10 : 04 Июнь 2018, 17:36:33 »
Родом из того века.
По осени, когда выходишь в пустеющий сад, непременно вспомнишь трогательные слова из старинного романса: «Отцвели уж давно хризантемы...» Но здесь на краю заснеженного города, в саду, уже залегшем в зимнюю спячку, они все еще цвели и как! Нарядны были их шапки: бело-розовые, как фламинго, воздушные, как морская пена, легкие, как летние облака. Все эти эпитеты замелькали в моей голове, когда я вошла в теплицу и отряхнула у порога снег с сапог. От хризантем нельзя было отвести глаз.
Два года назад хозяин очаровательнейшего зимнего оазиса Георгий Дмитриевич Шапошниченко писал своему давнему приятелю, молодому человеку, как он его называл, хотя у того за спиной восемь десятков лет: «Боря, стал стареть - пошел сотый год, сил уже на все не хватает, а потому всерьез занимаюсь только хризантемами и розами». А, кстати, Боре, или Борису Петровичу Попову, члену ред. совета нашего журнала, и обязаны мы знакомством с долгожителем. С этого самого письма Боре и засобиралась я в Волжский.
Родился Георгий Дмитриевич в прошлом веке - в 1888 году. Сейчас ему 101 год. Когда я ехала в Волжский, представлялось, будто окружен долгожитель домочадцами, которые сдувают с него пылинки, а он поглощен лишь своими хризантемами.
Читать далее
Четверть часа стучусь в ворота его дома, ласковым голосом, стараясь понравиться, переговариваюсь через забор с лающими собаками. Никого. Куда же делся хозяин?
Наконец открывают:
- Уехал за углем, скоро будет.
Да, первая ли тебе сотня лет, вторая ли, а быт заедает все равно, хочешь не хочешь, приходится шевелиться. Георгий Дмитриевич с женой Екатериной Ефимовной живут в одиночестве. Было у них три сына, один в Отечественную войну пропал без вести, второй вернулся израненный и вскоре умер, а третий, младший, живет в одном с ними городе, но болеет и, по их словам, не может оказывать им должной помощи.
Вижу, под окнами лежит куча толстенных чурбаков.
- Кто же расколет их вам? - спрашиваю у хозяйки.
- А сам Жора и расколет. На один чурбак сядет, а другой раскалывает. Взмахнет топором разок-другой, отдыхает, а потом опять рубит.
Может, необходимость самим о себе заботиться и держит стариков в струне? Надеясь все-таки выведать секреты долгожительства, спрашиваю о том, что хозяин любит поесть, но нет, и тут обычное дело: к старости меньше едят мясного, а больше овощного и молочного.
Пока дожидались Георгия Дмитриевича, хозяйка увела меня в разговоре в далекий 1920 год. Тогда они поженились и вот уже 68 лет вместе. Слышим, подъехала к дому машина. В окно видим - из кабины выкарабкивается наш долгожитель. Но теперь меня мучает вопрос, кто же перетаскает уголь под навес? И понимаю. Да, сами и перетаскают потихоньку.
...Мне кажется, самое важное, что продлило жизнь Георгию Дмитриевичу,- работа. И не просто вкалывание, а именно род его занятий. Он садил сады, озеленял города, творил красоту, был накоротке с природой. У садоводов, пчеловодов и людей подобных им профессий, вы, наверное, согласны со мной, работа без особых стрессов, не сокращает жизнь, а наоборот...
Он сын кухарки и столяра. Когда научился читать и писать, определили учеником приказчика к купцу. Потом торговал в лавке, но не лежало сердце, хотелось переменить судьбу. Уже в 29 лет поступил в Туапсе в Варваринское училище по садоводству, виноградарству и цветоводству. После окончания училища первые годы работал в тех же местах агрономом в подсобных хозяйствах рабочих кооперативов. Позже в Сухуми озеленил территорию ГЭС, заложил в том же городе парк, плодовый сад, целую гору засадил инжиром. Затем Кисловодск, подсобное хозяйство - овощи для стола отдыхающих.
Все время был на земле и вроде бы уставал от нее, и тем не менее хотелось завести собственную усадебку. Свой дом с садом он обрел лишь после войны. Судьба забросила его в Дагестан, где он вышел на пенсию, с головой ушел в свой участок, развел виноград лучших сортов, розы... А десять лет назад их позвал к себе сын. Георгию Дмитриевичу к тому времени перевалило уже за 90, но он решился на переезд. И вот они в Волжском в купленном на свои деньги домике, но снова одни. Жена, жалея мужа, большого знатока роз, говорит: «Хочется ему, чтобы лучшие сорта прижились, но здесь это пока не удается – переживает».
Мы выходим во двор, в огород, сад, подходим к спящим розам. Над ними чернеют цилиндры из кусков толя, заполненные опилками. Штамбовые сорта роз Георгий Дмитриевич прививает на шиповник. Окулировку делает упрощенным способом, как он считает, очень подходящим для престарелых с плохим зрением. Ему, между прочим, в сто лет прооперировали глаз и удачно.
В глубине участка вижу клетки с кроликами. И к ним ведь руки надо приложить, где находят силы старики?!
На прощание Георгий Дмитриевич вручил мне букет. Пушистый снег облеплял обертку, я беспокойно заглянула внутрь - не повредило бы цветам. Но нет, живы хризантемы! Как хорошо, что они цветут сейчас, в конце ноября, радуют нас в эту пору, когда кругом все слякотно и серо. Радуют и, наверное, тем самым держат на земле и того, кто их вырастил. 
Л. Исаченко
Приусадебное хозяйство № 3, 1989 г.
[свернуть]

Оффлайн Скрибанос

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3030
  • Пол: Мужской
  • Дачник
Re: Листая старые страницы
« Ответ #11 : 04 Июнь 2018, 17:42:53 »
Рубли и мозоли.
«Письмо позвало в дорогу» - фраза в журналистике избитая. И не хотелось бы начинать с нее, да точнее, пожалуй, не скажешь, если в командировку отправляешься именно по этой причине. На этот раз в небольшой латышский поселок Скривери нас привело письмо из Горьковской области, авторы которого жаловались на плохой посадочный материал роз, приобретенный в кооперативе «Заля земе». При чем тут редакция? Да вроде бы и ни при чем. В № 1-88 г. мы опубликовали объявление этого кооператива о продаже саженцев роз. Качество посадочного материала, естественно, не проверяли, да и не могли проверить - нет у редакции таких возможностей и права тоже. Но с объявлением «Заля земе» случай особый. Во-первых, это первый кооператив, обратившийся к нам с подобной просьбой; во-вторых, с самого начала сомнительной казалась сама затея - пересылка хрупких саженцев неженки-розы с одного конца страны на другой; в-третьих, смущала цена заказа - не менее 50 рублей. Письмо горьковчан еще больше настораживало - кооператив «греет руки».
С трудом дозвонившись в Скривери, просим разобраться с жалобой, а в ответ слышим: «Кооператив высылает посадочный материал только самого высокого качества. Приезжайте и проверьте все на месте». Делать нечего - пришлось собираться в командировку.
Читать далее
Так мы и оказались в чистеньком и уютном Скривери, что километрах в 60 от Риги. Вокруг поселка раскинулись колхозные поля, луга с сочными травами, на которых тут и там пасутся коровы, невдалеке виднеется лес. Тишина, покой. Неудивительно, что кооператив наш называется «Заля земе», что в переводе на русский значит «Зеленая земля».
Две семьи, всего 5 человек, решили объединиться и зарабатывать на хлеб физическим трудом на своей зеленой земле - выращивать розы. Выбор культуры не был случайным. Розами мать и сын Вушмейстеры, Айгар - председатель кооператива, а Астрида - бухгалтер занимаются давно. Они собрали коллекцию, в которой свыше 300 сортов. В Латвии вообще любят и умеют выращивать цветы, а розы особенно. Их увидишь на каждом приусадебном участке, в каждом сквере.
Кому-то занятие розоводством может показаться развлечением на свежем воздухе, а на деле - это тяжелый труд «от зари до зари», без выходных и праздников. Наши удивительно любезные хозяева, например, не могли себе позволить полностью заняться гостями - работа есть работа. Сельский житель их поймет, потому как знает, что один летний день год кормит.
Каждый член кооператива трудится на своем участке - сколько вырастит полноценных саженцев, за столько и получит. Трудоемкие работы, например, вспашку или упаковку посылок делают все вместе. Расчет после реализации и подсчета чистого дохода, если он имеется. Тут возникает каверзный вопросик - сколько же зарабатывают наши кооператоры? Чего уж греха таить - любим мы считать деньги в чужом кармане, особенно в кооператорском. Надо полагать, зарабатывают в «Заля земе» неплохо, иначе зачем гнуть спину. Но и расходы немалые. Розоводы знают, что основа культурного саженца - хороший подвой. Для него используется шиповник. Однолетний сеянец шиповника стоит недешево. В первый год кооператив на приобретение подвоя потратил почти весь государственный кредит. К тому же найти шиповник оказалось сложнее, чем вырастить взрослую розу: Айгар и Астрида исколесили на своем разбитом «жигуленке» почти всю Украину и Молдавию, прежде чем в одном из хозяйств «на коленях» вымолили партию сеянцев.
Подготовили землю, осенью посадили шиповник, он, кстати, имеет свойство колоться. С весны начинается уход за посадками - прополки, рыхления, поливы, подкормки, обработки химическими препаратами. Тут заметим, что все делается вручную. На подкормки идет в основном навоз, для чего приходится специально держать корову. Мы видели, как Астрида разводила в баке коровяк и ведрами разносила его по плантации - занятие, прямо скажем, не для эстетов.
В октябре начинается выкопка подросших растений и сортировка их по толщине корневой шейки на 3 разбора. Два первых идут на прививку, третий - на доращивание. Естественно, какая-то часть сеянцев погибает. Осенью же заготавливаются черенки с маточных сортовых кустов, ухода за которыми не меньше, чем за шиповником, если не больше. В первых числах декабря начинается прививка - самая кропотливая и утомительная работа. Без многолетнего навыка за нее лучше не браться. Попробуйте-ка привить хотя бы десятка два растений в день, а Астрида прививает до 500! Место прививки обвязывают изолентой, прикрепляют бирку с номером сорта и растение на время прирастания прикапывают в теплице. Через 2-3 недели саженцы проверяют, неудавшиеся, а их иногда бывает до 50%, идут в отпад, попросту выбрасывают, остальные сортируют и высаживают в полиэтиленовые пакеты. Их в ящиках переносят в теплицу, и теперь уж, как говорится, нужен глаз да глаз. Около двух месяцев в теплице необходимо поддерживать определенную температуру, влажность, регулировать световой режим. Постоянные поливы, опрыскивания, проветривания,
подкормки - попробуй тут отлучись. И только когда саженцы пойдут в рост, появятся на них первые цветоносы, работу по выращиванию можно считать законченной. Последняя сортировка, а потом отправка роз заказчикам.
Дело это не менее хлопотное, чем выращивание. Заранее нужно подготовить ящики, упаковочный материал, заполнить квитанции, надписать адреса. Каждый саженец (по стандарту он не должен быть короче 20 см, слишком длинные приходится обрезать) обмакивают в навозно-глиняную болтушку, обвертывают мхом и заворачивают в полиэтилен. При укладке в посылочный ящик все пересыпают опилками, пустоты заполняют бумагой. Остается отвезти посылки в районный центр на почту.
Теперь сиди и жди оплату заказа. Но вместо денег порой возвращаются невостребованные посылки с уже погибшими саженцами, которые так и не дождались заказчика. Жаль в таких случаях не столько денег, сколько загубленный труд. Эти потери для наших кооператоров самые тяжелые.
Но вернемся к письму горьковчан. Как случилось, что они получили плохие саженцы, если «Заля земе» высылает только первосортный материал? Главная причина гибели или повреждения, как утверждают кооператоры,- это время нахождения посылки в пути. Даже неживой товар начинает портиться, если продержать его в вагоне сверх положенного, а что уж говорить о саженцах. Как тщательно их не упакуй, а повреждения все равно будут, ведь ящик десятки раз перевернут в дороге. На почте существует контрольный срок прохождения посылок. Если он слишком большой, то саженец задыхается, высыхает или загнивает. Это усугубляется и разницей температур в моменты отправки и получения посылок. Если отправляли розы при 10°, а получили при 30°, то половина из них наверняка окажутся «сгоревшими». Поэтому, прежде чем сделать заказ, нужно в своем почтовом отделении узнать про этот самый контрольный срок, за который посылка доберется к вам из Латвии, и сообщить его кооперативу вместе с данными о температуре воздуха, характерными для этого времени года в вашем районе. В прохладное время, то есть при температуре воздуха не выше 10°, саженцы в пути могут находиться не более 2-3 недель.
Нам показали и несколько писем с жалобами на пересортицу, например письмо А.Н. Михайловой из Архангельска. Она просила прислать один сорт, а «Зале земе» выслал совершенно другой. В чем дело? Оказывается, кооператив выслал заказчику не южный сорт, который, вероятно, по незнанию просила Михайлова, а более подходящий для Архангельска. Так что, тут, наверное, кооператоров ругать не за что.
Некоторые заказчики, получив хрупкий саженец, которому до настоящей розы расти и расти, гневаются. Они-то рассчитывали получить взрослый цветущий куст, не ведая, что чем моложе растение, тем легче оно переносит пересадку и лучше приживается на новом месте. По общепринятой технологии саженцы роз реализуют на первом году жизни после прививки, редко на втором. Взрослый же куст не только будет хуже приживаться, но и места займет в посылке слишком много, да и стоить будет намного дороже.
Бывает, правда редко, что саженцы в дороге гибнут и в нормальных условиях - всего предугадать просто невозможно. В таких случаях кооператив заменяет растения или возвращает деньги.
Конечно, письма с претензиями «Зале земе» получает, но, к счастью, не так уж часто. Гораздо больше с благодарностями: «Большое спасибо за саженцы роз, которые у нас уже прижились. Просим выслать дополнительно следующие сорта (идет перечень сортов). Н.Д. Гольцова, г. Звенигово Марийской АССР»; «Посылку получили, большое спасибо. Саженцы дошли отлично, даже улитка живая во мху была. Как в селе узнали, что мне пришли розы, отбоя не было от просьб сообщить адрес. Любовь Совина, Свердловская обл.».
От таких писем даже у нас на душе потеплело, а кооператорам они просто прибавляют силы.
Хотел бы кооператив расширить производство, да скручивают по рукам и ногам проблемы, и одна из главных - нехватка земли. Она нужна, чтобы закладывать новые плантации для подвоя и маточников, для строительства теплицы и прививочного помещения, нужна
лаборатория меристемной культуры. А землю в аренду не дают, хотя рядом есть свободные пустыри. Районное, а за ним и республиканское начальство отказали под тем предлогом, что продукция, производимая кооперативом, не является сельскохозяйственной и республике она не нужна. Республике, может быть, и не нужна, хотя тоже как сказать, а то, что за пределами ее спрос на розы явно превышает предложение,- дело десятое. Без дополнительных площадей кооперативу вряд ли удастся увеличить выпуск роз, а в планах у него еще и клематисы. Сложно добывать шиповник для подвоя. Можно было бы выращивать и самим, но опять для этого нужна земля.
Настоящее бедствие для кооператива - письма неаккуратных заказчиков. Иногда они бывают написаны таким почерком, что разобрать его может только графолог. Вот и приходится крутить письмо по часу, прежде чем прочитаешь фамилию и адрес. Ошибок при этом получается масса, а от них потом волокита на почте. На письма кооператоры отвечают по ночам - днем-то работают. Ах, если бы во всех были вложены конверты с надписанным обратным адресом и особенно индексом) Кому не понятно такое желание, пусть попробует вывести с десяток индексов. Письма с абсолютно неразборчивым почерком приходится откладывать в сторону. Так что если кто будет обращаться в кооператив, то уж постарайтесь писать аккуратнее. А адрес «Заля земе» напоминаем: 229346, Латвийская ССР, Стучкинский р-н, п/о Скривери, ул. Лакстыгалу, 26
Командировка закончилась, и мы были рады, что она состоялась, потому что в очередной раз познакомились с тружениками, делающими доброе дело. Нет, не «греют руки» на доверчивых заказчиках в «Заля земе», а скорее обдирают свои ладони.   
Приусадебное хозяйство № 1, 1989 г.
[свернуть]

Оффлайн Скрибанос

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3030
  • Пол: Мужской
  • Дачник
Re: Листая старые страницы
« Ответ #12 : 12 Июнь 2018, 19:15:39 »
Два хозяина - два подхода.
Полтавщина - край благодатный, черноземная равнина, опоясанная лентами рек, поросшие очеретом болота - все это в целом придает здесь земле плодородную силу.
Живут на Полтавщине люди скромные, отзывчивые, инициативные. Трудятся на полях и приусадебных участках, на фермах и домашнем подворье. А их много, участков и подворий! Возьмем, к примеру, районную столицу - город Пирятин и его окрестности.
Собственно, уже и в самом Пирятине практически нет ни одного дома без двора, грядок и садика: и горожане стараются свое хозяйство иметь. Оттого-то и по магазинам не бегают с сумками (картошка как лежит там 6 коп за кило, так и лежит), да и сами магазины достаточно изобильны. Но мы поведем речь не о горожанах-земледельцах, а о сельчанах, им есть все возможности развернуться на земле в полную силу, да и участки здесь совсем другие: просторные, вольготные.
Правда, на сельской усадьбе, как и в пределах городских участков, хозяйствуют по-разному. Можно смело сказать, сколько хозяев - столько и стилей и подходов хозяйствования. Расскажем о двух из них, разных по устремленности, но одинаково полезных и нужных людям.
Читать далее
Подход первый.
Его можно было бы назвать собирательским. Человек тщательно собирает, коллекционирует садовые и огородные растения. Зачем? Чтобы освоить, изучить, отобрать понравившиеся для дальнейшей работы. Коллекционер предприимчив, он энтузиаст своего дела. Интересы его широкие, энергия поиска неиссякаемая.
Вот с таким-то энтузиастом-собирателем, искателем живых редкостей и привелось встретиться в селе Грабаровка Пирятинского района. Подвижный, общительный - таким предстал перед нами Александр Иванович Мудрак. Была зима, но в его хорошо протопленной светелке будто навсегда остановилось лето. Словно зеленые перья развернула ажурные листья комнатная пальма; на подоконнике зреет карликовый гранат, налились и поспели к чаю тугие лимоны, имеется инжир, лавр и кофейное дерево. Зимой на участке, само собой, пустынно, неуютно.
А он не мал, его, Александра Ивановича, участок - половина гектара! Здесь по весне занимается такая яркая и красочная жизнь, будто пересеклись в одном месте самые разные широты. Персики, тутовники, виноград, рядом грецкие орехи, фундуки, экзотическое унаби, и чего-чего тут нет! Лишь голый перечень садовых культур займет не одну страницу. Естественно, на самом виду, как и у каждого садовода, яблони, груши, вишня и слива. Экзоты экзотами, а на зиму надо вволю запастись бокастыми, вкусными яблоками, консервами из нежнейших груш и сладких вишен.
Всего 5 лет хозяйствует на этом участке А.И. Мудрак. Его трудами заросший сорняками пустырь превращен в щедрый приусадебный сад и огород. Да, об огороде Александр Иванович заботится особенно ревностно. Набор культур широчайший и год от году пополняется. Где бы ни вычитал, где бы ни услышал энтузиаст о неизвестном дотоле ему огородном растении, о новом сорте, и до тех пор не успокоится, пока не достанет новинку. Взять, к примеру, физалис. У него есть и овощной, и земляничный - диковина так уж диковина! А из обычных культур. Возьмем, к примеру, фасоль. Обзавелся А.И. Мудрак и кустовой сахарной, и крупноплодной с белыми семенами, и плетистой, и стержневой, у которой каждый боб длиной до 1 м. Приловчился Александр Иванович плетистую фасоль высевать вместе с подсолнечником. Прием оказался удачным: стебли подсолнечника служат для фасоли крепкой опорой, свету же хватает обоим растениям. Удается огороднику и соя. Любят в семье Александра Ивановича попробовать поджаренных семян сои - не хуже воздушной кукурузы. А суп соевый каков! Ботва, само собой, в корм кроликам - поедают, только подкладывай.
Кукурузу в Грабаровке любят выращивать многие. И не только в Грабаровке, но всему околотку она высится в огородах. Но только у Мудрака, помимо обычной кукурузы, имеются и сахарная, и «рисовая». То же и с горохом, и со свеклой - столовой и кормовой, и с тыквой. Кстати, о тыквах. У Александра Ивановича в его коллекции есть и голозерная, и тонкокорая, и сахарная - в кашах и пареная исключительно сладкая. Конечно, рядом со Стофунтовой тыквой декоративные кажутся мелкими сувенирами. Но зато что это за сувениры - живописные, причудливой формы, стойкие - хранятся и год, и два. Под тыквы огородник не отводит отдельных гряд - пускает вдоль забора, вокруг ямы и подле кустарников.
Интересно, что и огурцы Александр Иванович не концентрирует на одном месте, а сажает по всему огороду. В общей сложности площадь под огурцами, собери-ка ее в одном месте, составит 25 кв. м. А набор сортов таков: Успех 221, Московские тепличные, Либелла, Нежинские, Зозуля, Урожайные, Кустовые Лабуша! Есть еще огурцы с такой прочной кожицей, что остаются свежими до марта. Прямо чудо какое-то, а не огурцы. Сеет грабаровский чудодей свои огурцы прямо в грунт, и бывает это 20-25 мая. Семена предварительно протравливает в растворе марганцовки, за сутки до сева замачивает и, завернув в тряпочку, держит в холодильнике. В процессе роста уход обыкновенный: по мере надобности полив, подкормки, а чтобы больше было боковых плетей - прищипка центральной плети после 6-го листа. Пробовал Мудра к разводить огурцы на утепленной гряде (утеплитель - растительные остатки, заложенные в траншейку), результат получился обнадеживающим. Всего плодов огурца огородник собирает не менее 200 кг, из них значительная часть идет для засолки в бочках.
Основательно, красочно смотрятся на грядках перцы, которыми так увлечен Александр Иванович. Перепробовав немало сортов, овощевод-коллекционер остановился на таких сортах, как Гогошары и Болгарский. Его горькие перцы дают длиннейшие плоды: пускает на изготовление паприки для приправы. При таком наборе овощей не обойтись на кухне и без «синеньких» - без баклажанов.
Об огородных редкостях Александр Иванович говорит с жаром. Видно, по душе ему, коллекционеру, такого рода редкости. Задумал как-то обзавестись бамией и обзавелся; прижилась, понравилась. Теперь вот загорелся найти батат. И, конечно, найдет, ежели настойчивость проявит. А настойчивости ему не занимать.
Идут, идут к А.И. Мудраку односельчане: кто саженец просит, кто семенной картофель редкого сорта. А есть и такие, кто решил обзавестись огородной невидалью - дай ему физалис, мангольд или чуфу. Сокрушается Александр Иванович; к сожалению, немногие интересуются малораспространенными овощными растениями, все больше на картофель да на капусту нажимают.
- Да ведь и это хорошо,- говорим, в свою очередь.
Энтузиаст-коллекционер задумывается, согласно кивает головой:
- Хорошо, когда проявляют подлинный интерес, раскрывают возможности культуры. Возьмем, к примеру, все тот же картофель. В наших условиях надо семенные клубни не зарывать «под лопату», а, вооружившись тяпкой, нагрести гребни и по гребням неглубоко закрыть почвой. Гребневой способ посадки позволяет пораньше получить молодые клубни к столу, что для хозяина весьма важно. На каких сортах остановился? Назову в порядке сроков уборки: Пригожий, Сорокодневка, Синеглазка, Адретта, Темп. Для зимнего потребления выращиваю в основном Темп...
Идут в дом люди. Еще пять лет назад он стоял заколоченным, а участок, казалось, навечно зарос клыкастым осотом. Но вот в доме поселились общительные, трудолюбивые люди - Александр Иванович Мудрак, его жена Любовь Яковлевна, дети и внуки. И ожило подворье, преобразилась земля. Семья Мудрака приехала в Грабаровку с Дальнего Востока, и приехала не с пустыми руками: в их поклаже были саженцы, разнообразный семенной материал. Ведь и там, на краю света, занимались участком, собирали свою коллекцию овощных и садовых растений, разыскивали себе подобных любителей. Родом Александр Иванович с Кировоградщины, и ему все время, проведенное в далеком краю, хотелось на Украину, на свою напевную, щедрую родину. Помнилось, как хлопчиком бегал к старому садовнику Леваде поглядеть на его чудо-деревья. Сейчас Мудрак - сельский киномеханик, и его общение с людьми живейшее. Собеседниками бывают и стар, и мал. Рассказам нет конца. Коллекционируя огородные и садовые растения, Александр Иванович не забывает и цветы. Живой радугой раскидываются они возле дома и хозяйственных построек. Особенно незабываемы клематисы, лиловым фонтаном взметнувшиеся под самый конек крыши. Чуть поодаль, на грядках, раскинулись целебные травы. Их много: марьин корень, шлемник байкальский, бедренец, бадан тангутский, ромашка далматская, фитоллака, родиола розовая, горечавка желтая. Одним словом, набор трав представительный.
И все-таки гордость усадьбы Мудрака - помидоры. Растут они у него без всякого укрытия. Испытывает 80 сортов, из них понравились далеко не все. Лучше других, на взгляд Александра Ивановича, следующие сортообразцы: Космонавт Волков (устойчив к фитофторозу), Де-Барао, Бизон, Зубр, Гибрид Борзенкова, Новинка Кубани, Оранжевый мандарин (плоды очень лежкие, хранятся свежими несколько месяцев), Оранжевый шлем (его плоды также весьма лежкоспособны). Приемы возделывания помидоров самые простые, немудрящие. Наклонная посадка воспитанной рассады, подкормка коровьим навозом (раствор 1:10), обработка посадок бордоской жидкостью - прекращается за 40 дней до уборки, полив стоялой водой «под корень» - вроде бы и все. Из тонкостей разве вот что: обособленное размещение кустов на участке, дабы избежать загущения; своевременная подвязка стеблей к опорам; оставление пасынков (удаляет лишь верхушку).
Общий сбор плодов - около 800 кг, из них половину урожая помидоров Александр Иванович продает потребкооперации. Это же 400 кг! Плоды реализует молочной спелости, пока-то попадут на чашки весов, глядишь, и покраснеют. Каждого сорта помидоров держит по 3 куста, всего 240 кустов. Подчеркнем еще раз, что А.И. Мудрак - огородник широчайшего кругозора. Его производство смыкается с опытничеством, дерзновенная тяга к богатству видов и сортов - с их коллекционированием. Такого рода любители, конечно же, крайне нужны и полезны. Сейчас огородник строит оранжерею. Без нее не возделать экзотические растения. Нужна очень.
Подход второй.
Иной уклад хозяйствования у Павла Анисимовича Погорелко. Утром его чаще всего можно застать возле своей лошади Ромашки: холит ее, поит и кормит. А то чинит телегу, корпит возле горна в кузнице. Все делает сам: и шину на колесо приладит, и подкову откует, и мотыжку огородную переклепает. Когда спозоранку на своей лошадке отправится на сенокос - посмотреть любо! Крестьянствует Павел Анисимович давно, собственно, потомственный он крестьянин. Поэтому подход у него - все иметь с походом, с некоторым излишком. Уж если запасать сено, то так, чтобы хватило до новой травы. Впрочем, «запас карман не трет», маленькие лишки не в тягость.
Косит Погорелко сноровисто, можно сказать, красиво. «Пройти до солнышка два прокоса - ходить не будешь босо» - любимая его поговорка. К вечеру скошенные рядки подсохнут - переворачивать пора. Потом возка кормов к дому, вывершивание кладей. Труд исконный, множество раз людьми деланный. Но, к сожалению, многие ли теперь к нему причастны? В селе Замостище, где живет Павел Анисимович, держат лишь две лошади. А дворов уйма, километра на два растянулась сельская улица, застроенная домами по обе стороны.
Казалось бы, зачем Погорелко лошадь? Ведь живут вдвоем, два старика. Но уж так устроен человек. Пока есть сила, хочется ее применить с пользой. А потом, если разобраться, и совсем они не вдвоем, Павел Анисимович и Татьяна Сергеевна. Есть у них дочь и зять в Сумах, есть внук Сашок. Как съедутся летом в Замостище, подворье оживает, всем находится дело по душе. А при деле человек растет, душа его чище бывает. Григорий Иванович, зять, починит любое самое хитрое устройство, мастер из мастеров. Колодезь, поилки, отопительная система - все работает как часы. Соседи несут починить кто приемник, кто швейную машину - мастер приехал. Сашко верхом на лошади катается, телят пасет.
Павел Анисимович - огородник и садовод справный. Его 45 соток основательно «загружены» культурами. По количеству их немного, ведь Погорелко не коллекционер, а крестьянствующий хозяин. Самый большой клин он пускает под картофель, по навозу на второй год. Пусти картофель сразу по навозу - будет невкусен. Приблизительно 10 соток огородной земли отводит под сахарную и кормовую свеклу. Лист пойдет в корм корове, корнеплоды - поросятам и лошади. Приличная делянка пущена под клевер. Луговые злаки душистое, звонкое сено дают, а для сдабривания его бобовые добавляют. Вот клевер и выручает. Ромашка - третья лошадь у Павла Анисимовича, и такая же ухоженная, как и ее предшественницы. Частенько рассказывает о предпоследней лошади - Сильве, вот уж была разумницей из разумниц, с полуслова понимала хозяина. Погоняют же коня не кнутом, а кормом. С огорода запасается кормом и для других своих животных. А их у Погорелко полон двор: корова с теленком, поросенок, куры, индейки, хочет обзавестись жеребенком от Ромашки. Не дадут сидеть без дела животные, только успевай поворачиваться.
За сортами не гонится, картофель Синеглазка и Элла. Последний сорт держит лет 15: клубни дает белые, рассыпчатые, урожайность приличная. Конечно, всего картофеля самим не поесть, и основная часть урожая идет на корм домашнему скоту. Со стороны покупает разве что мельничные отходы. Свекла получается знатной, крупной, кормовая с поросенка хорошего. Кстати, сеет свеклу Татьяна Сергеевна: хозяин маркером прочеркивает бороздки, а хозяйка укладывает замоченные семена. Как непременные растения на огороде - помидоры, огурцы, чеснок, лук, капуста; все так называемые «овощи первой необходимости». Не обойтись без них, потому и выращивает.
Такая картина видна и с садовыми насаждениями. Яблони нужны, и они есть: Пепин шафранный, Ренет Симиренко, Кальвиль снежный. А груша, как же без нее? И вот перед домом Павла Анисимовича виднеются Ренет бергамотный, Лесная красавица, Александровка. И все было бы хорошо, кабы не парша. Донимает весьма, и обработка бордоской жидкостью (по голой кроне) не очень-то помогает. Водяные крысы и кроты подъедают корни, и с этими вредителями сладить непросто. А тут цветоед донимает, «вид на урожай» портит. Забот полон рот.
С детства Погорелко в трудах и заботах. И отец его крестьянствовал, и дед. Всегда с лошадьми, с землей имели дело. Только когда сталинский смерч пронесся по селам и станицам и крестьян разлучили с призванием, пришлось скитаться. Всякое бывало, в войну попадал под ужасные бомбежки, чудом уцелел. В общем, пришлось хлебнуть горя. Как приехал на Урал в войну, так там и остался надолго. Потом потянуло на родину, в родное украинское село.
В 49-м поселился в Замостище. Своими руками нарезал и свез с болота очерет, своими руками сложил каменный дом и в сердцевину стен замуровал этот самый очерет, чтобы теплее и суше был в комнатах воздух. С годами на усадьбе появились каменные хозяйственные постройки - скотный двор с выгулом, омшаник для зимовки пчел, погреб с надземным строением, вырыл колодезь. Росли деревья, хорошела усадьба.
Стал Павел Анисимович закладывать новый сад, но не для себя, а для всех. И разросся сельский общественный сад на больших площадях, да не больно-то долго радовал людей. Старые люди на пенсии оказались, а после них и за деревьями некому стало ухаживать, и урожай снимать опять же некому. А без хозяина и товар сирота, сад и подавно. Пропал, раскорчевали, изгладилось хорошее начинание из памяти.
Сложная была жизнь, временами исключительно тяжелая. Но крестьянствуют люди, крепко стоит ногами на земле Павел Анисимович Погорелко. И пока такие крепкие люди стоят, земля - не сирота. У нее есть хозяин.
О. Резник, А. Стрижев
Приусадебное хозяйство № 4, 1989 г.
[свернуть]

Оффлайн Скрибанос

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3030
  • Пол: Мужской
  • Дачник
Re: Листая старые страницы
« Ответ #13 : 13 Июнь 2018, 14:07:05 »
Отрада для души или важное средство воспитания.
Журналист: Одна молодая женщина спросила у известного врача, когда надо начинать воспитывать годовалого сына. Врач ответил: «Милая, вы на целый год опоздали!» Боюсь, что мы так же опаздываем привить нашим детям любовь к березке за околицей, к яблоньке в саду. А ведь работа в саду издавна считалась важнейшим воспитательным средством. Эту идею развивал знаменитый французский мыслитель Жан Жак Руссо. Еще до него Ян Амос Коменский, чешский педагог, живший с 1592 по 1670 год и создавший в противовес средневековой схоластике новую педагогическую систему, указывал на необходимость иметь сады при школах. Английский философ Ф. Бэкон видел в занятии садоводством одно из благороднейших развлечений, освежающих умственные силы. Он писал: «Сад доставляет человеку самое возвышенное удовольствие; это самая большая отрада для человеческой души».
Специалист: Каждый взрослый человек таит в себе маленького мальчика или девочку. Заложенное в человеке с детства трансформируется, но не исчезает. Это хорошо понимали и просветители в России. Еще в начале 60-х годов прошлого века учитель С.А. Бобровский предлагал проводить часть уроков в саду. Он, как и многие его современники, разделял убеждение - чего не видит разум разумных, то в простоте своей исполняет детское чувство. Наш соотечественник А.Я. Гердт посадил во времена оны сад в колонии малолетних преступников и тоже использовал его в воспитательных целях. Так было и, надо надеяться, так будет.
Читать далее
Сегодня мало кому известно имя ботаника Владимира Ивановича Беляева. Он был не только великолепным ученым, но и Просветителем с большой буквы. Через несколько лет после окончания естественного отделения физико-математического факультета Московского университета в 1885 году он получает приглашение в Варшавский университет. Здесь работает на кафедре анатомии и физиологии и заведует Помологическим садом, при котором благодаря его исключительной настойчивости создана специальная школа садоводства, а в Привислинском крае и в западных районах Белоруссии и Украины - целая сеть садов при народных училищах. В пришкольных садах он видит не только средство воспитания подрастающего поколения, но и фактор развития садоводства в крае.
Весной и осенью из Помологического сада в народные училища бесплатно посылали по 24 растения лучших пород и сортов для закладки школьных садов и питомников. По замыслу В.И. Беляева, эти сады должны стать примером для крестьян и источниками снабжения их лучшими сортами. Поэтому он рекомендовал училищам распространять выращенные в школьных питомниках саженцы если не даром, то по очень низким ценам.
Надо заметить, что в Помологическом саду испытывалось большое количество сортов. Лучшие для местных условий размножались в питомнике и распространялись в крае. Сорта, оказавшиеся неподходящими, сохранялись в одном экземпляре. Так создавался своеобразный живой помологический музей. В.И. Беляев справедливо считал, что сорта, непригодные в одном месте и при одних условиях, могут дать прекрасные результаты в другом месте и при иных условиях.
Журналист: Значит, в то далекое время Беляев предвосхитил нынешнюю (а может быть, все-таки грядущую?!) реформу школы, сделав ее и средством духовно-нравственного воспитания, и средством приобщения к природе, к полезному физическому труду. Мало того, Владимир Иванович сохранял и приумножал природу.
Специалист: В.И. Беляев предложил и в меру возможности осуществил стройную педагогическую систему. Преподаватели в его время получали образование в учительских семинариях. Беляев хорошо сознавал, что без знаний по плодоводству учитель не станет создавать пришкольный сад. Поэтому ежегодно из Помологического сада он посылает в учительские семинарии несколько тысяч саженцев, чтобы там под руководством опытных садовников будущие преподаватели овладевали азами плодоводства. Профессор Беляев в 1893 году специально направил в командировку по народным училищам садовника, чтобы выяснить, где есть школьные сады, каково их состояние, и помочь учителям овладеть практическими навыками и приемами работы в саду.
Я затрудняюсь назвать хоть одно научное учреждение, помологический сад, ведущее ныне аналогичную работу в таком же объеме.
Журналист: Может быть, наша беседа для кого-то послужит толчком? В научных учреждениях, в кооперативах, питомниках, самих школах... И не только. Здесь огромный простор и для садоводов-опытников. Их энтузиазм, их любовь к природе способны заразить сотни и тысячи мальчишек и девчонок. Вспоминаю, как на участке муромских кудесников-садоводов, ныне покойных Елизаветы Михайловны Макаровой и Виктора Николаевича Нерытова десятки школьников, приятелей их внучки, трепетно приобщались не только к таинствам выращивания виноградной лозы, но и к самой Природе (см. «ПХ» № 1, 82 г.).
В Новосибирске садоводы-старожилы до сих пор с уважением вспоминают Федора Яковлевича Левчука, который еще до войны начал создавать на приусадебном участке площадью всего 1000 кв. м сад-лабораторию, ставшую для многих молодых людей школой жизни. В этом саду были собраны десятки образцов самых разнообразных плодовых и ягодных культур: яблони - Антоновка и Апорт, Налив Белый и Пармен Зимний Золотой; груши - Тема и Лесная красавица, Дюшес и Сен-Жермен; вишни - Степная и Плодородная Мичурина. А кроме того, желтая уссурийская слива и черешня, крыжовник и смородина, малина и ирга, актинидия и виноград, рябина и орешник. Об успехах Левчука можно судить хотя бы по тому, что на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке 1940 года яблоки и груши, им представленные, получили по всем показателям высшую оценку - «экстра».
Меня уверяли, что в его саду было дерево, на котором мирно уживались рябина, груша и яблоня, а на одном из деревьев насчитывалось свыше ста прививок. Он увлекался двух-трехъярусными деревьями. Так, на одной из груш нижним ярусом была Лесная Красавица в стланцевой форме, вторым ярусом - Тема в штамбовой форме и третьим ярусом - Дюшес.
Когда Федора Яковлевича спрашивали, что его привлекло к опытничеству, он отвечал: детская проказа. Он с родителями жил на Украине, на Волынщине и свой первый опыт проделал совсем ребенком и совсем по-детски: потихоньку выкопал в помещичьем саду приглянувшуюся ему яблоньку и перенес ее в отцовский садик. Опыт кончился слезами - помещица пожаловалась отцу, и тот выпорол сына, а яблоньку водворили на прежнее место. Но любовь к опытничеству, к живой природе осталась на всю жизнь.
Сегодня, когда особенно ощущается, куда нас привело пренебрежение к родной природе, с болью думаешь вот о чем. Чуть ли не с пеленок нас долгие годы учили силой брать милости от природы, и такими мы оказались ретивыми, что вот-вот пойдем с протянутой рукой просить милостыню у изнасилованной красавицы, быстро превращающейся в безобразную старуху.
Специалист: У нас модно было крылатую фразу, сказанную по тому или иному поводу, превращать в лозунг-призыв, и тогда только держись - человек ли, природа ли...
В предисловии к третьему изданию своих трудов, вышедших в 1934 году, И.В. Мичурин писал: «Плодоводы будут правильно действовать в тех случаях, если они будут следовать моему постоянному правилу: «Мы не можем ждать милости от природы, взять их у нее - наша задача». Но ведь Мичурин писал именно взять, а не отобрать силой. И не его вина, что наши невежество и авантюризм привели страну на грань экологической катастрофы.
Академик В.И. Вернадский в 20-е годы писал о том, что мы должны прежде всего знать наши природные богатства, понимать их ценность, «знать, как их надо и как их можно перевести в формы, доступные для человеческой жизни». Этих знаний нам и сейчас ой как не хватает. Мы еще только постигаем азы экологии.
Журналист: Слово «экология», как известно, произошло от греческого «ойкос», что означает дом, плюс «логос» - учение. Значит, экология - это наука об организмах «у себя дома», т. е. она охватывает всех живущих в этом природном доме и все процессы, делающие его пригодным для жизни.
Слово экономика образовано от того же греческого корня «ойкос» и означает искусство ведения домашнего хозяйства. Однако в реальной жизни мы все чаще сталкиваемся с противоречиями между экологией и экономикой. Может быть в этом причина многих наших бед?
Специалист: И в этом тоже. Известный американский ученый Юджин П. Одум пишет: «Когда «наука о доме» (экология) и наука о «ведении домашнего хозяйства» (экономика) сольются и когда предмет Этики расширит свои границы и включит в себя наряду с ценностями, произведенными человеком, ценности, создаваемые окружающей средой, тогда мы на самом деле сможем стать оптимистами относительно будущего человечества».
Одум, надо полагать, видит в этике не только чистую науку о сущности и развитии морали, но и нормы поведения человека. Поэтому по отношению к природе нам сегодня пора (пока окончательно не опоздали!) применить врачебную заповедь: не вреди (noli nосеrе)!
Журналист: Для одних заповедь «не вреди» означает не срывать в лесу занесенную в Красную книгу травку, не применять на своем садовом участке ядохимикатов, а для других - всемерно усиливать работы по развитию производства пестицидов, оставляя при этом в стороне такие новые средства защиты растений, как, например, микробиологические, экосистемные. А вообще-то проблемы экологии стали насущными для людей всех поколений, и живущих сегодня, и идущих им на смену. От этих проблем не отмахнешься, пробил час, ждать нельзя...
Беседу вели кандидат сельскохозяйственных наук
Г. Рылов и журналист И. Стеркин
Приусадебное хозяйство № 4, 1989 г.
[свернуть]

Оффлайн Скрибанос

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3030
  • Пол: Мужской
  • Дачник
Re: Листая старые страницы
« Ответ #14 : 15 Июнь 2018, 08:56:02 »
Сад Георгия Жженова.
Теперь трудно вспомнить, кто рассказывал о Жженове как о заядлом садоводе. Но идея - взять интервью для нашего журнала у известного артиста - была весьма заманчива.
Народного артиста СССР, лауреата Государственной премии РСФСР Георгия Жженова и представлять, пожалуй, не обязательно. Около 100 крупных ролей в театре и свыше 80 в кино сделали его популярным даже у тех наших читателей, кто отрывается от своих грядок лишь на 2-3 месяца в году. К этой славе артиста в последние годы добавился и литературный успех. Опубликованные в «Огоньке» «Саночки», автобиографическая повесть Жженова, можно сказать, прокатилась по всей стране. А каков он в садовом искусстве?
Договориться об интервью оказалось не просто - гастроли, репетиции, спектакли, киносъемки, концерты... Наконец Георгий Степанович назначил время встречи у себя на даче под Икшей. Признаться, ехала туда с некоторым душевным трепетом - не каждый день общаешься со знаменитостями. От станции добралась пыльным автобусом до дачного поселка на берегу Икшинского водохранилища. С трудом нашла дачу Жженовых. От калитки окликнула человека на открытой веранде - здесь ли живет Жженов. Здесь, был ответ. И только, подойдя ближе, узнала Георгия Степановича.
Читать далее
Короткое знакомство, объяснение цели визита, первый из заготовленных вопросов об увлечении садоводством и... совершенно неожиданный ответ. Садоводством-то, оказывается, Жженов и не занимается, если не считать нерегулярный уход за несколькими кустами смородины да за грядкой с огородной мелочью. Есть еще в «саду» небольшая земляничная, или, как ее называет хозяин, клубничная, плантация и четыре деревца облепихи. Скажем прямо, не густо, выдавать вопросы «заядлому садоводу» дальше не имело смысла. Стало ясно, что интервью не состоится. В отчаянии я попросила Георгия Степановича хотя бы показать свои владения.
Участок Жженовых - это то, что мы подразумеваем под словом «дача» - удобный дом на берегу водохранилища, сосны, чистый лесной воздух и тишина, нарушаемая только птичьими голосами. Одним словом, место, где, считается, не работают, а только отдыхают. Крутой склон делит участок пополам. Внизу тот самый крохотный огородик с «садом» и заросли диких кустарников, заменяющие изгородь, а наверху, вокруг дома, прекрасные сосны - гордость Георгия Степановича. Ни одной лишней не было срублено при строительстве дома. И для бани нашли местечко без деревьев. Одно, правда, все же попало под навес. Пришлось для него проделать отверстие, так теперь и растет сосна - «голову» подставляет дождичку, а «ноги» под крышей. И перед домом не модный нынче газон, а широкая, как бы лесная лужайка. Сохнущие в бане гирлянды душицы и зверобоя собраны со своих «угодий». Во всем чувствуется любовь и уважение к природе. Как и поэт, писавший, что «природа все сама расставит по местам и все с естественной гармонией приладит», Георгий Степанович предпочитает сам собой сложившийся ландшафт и не собирается делать на участке каких- либо преобразований, разве что хочет посадить перед домом куст гортензии метельчатой, если, конечно, удастся раздобыть.
Из растений культурных любит Жженов душистый чубушник, тот, который мы все называем жасмином, обожает мальву и скромненькую хатьму, два кустика которой притулились у дорожки, ведущей от калитки к дому. Удивительно свойство Георгия Степановича видеть необычное в самом обыкновенном, казалось бы, незаметном глазу. Взять хотя бы ту самую хатьму. На меня она, например, не производит впечатления - уж больно невзрачна, а он находит особое очарование в бледно-розовых цветках этого растения.
Приусадебный участок с ровными грядками, где каждый клочок земли использован с толком, не для Жженова. Здесь невольно вспоминаются строки Жака Делиля:
...Ведь сколь грустны сады, где клумбы - как заплаты,
Где все расчерчено на ровные квадраты,
Где каждый маленький зеленый уголок
Причесан так, чтоб в нем укрыться ты не мог,
Где нет ни дерева без выстриженной ветки
И одинаковы, как близнецы, беседки...
Природы никогда не будет слишком много:
Всегда прекрасная, она - творенье Бога.
Надо сказать, что крестьянские корни Жженова временами дают о себе знать, тянут к лопате. Отец и мать Георгия Степановича - выходцы из Кашинского уезда Тверской губернии. И хотя сам он родился в Ленинграде, куда перебралась семья Жженовых, тяга к сельскому труду передалась, видимо, с родительскими генами.
Какое же это наслаждение - копать по весне влажную, пахнущую прелым листом землю! Она, матушка, дает новые силы, отодвигает заботы и невзгоды, успокаивает душу. Поэтому так стремится Георгий Степанович, едва выберется свободная минута, под свои сосны. Отсюда и идет о нем слава как о человеке, к земле близком.
Любовь к природе и тягу к земле разделяет и жена Жженова, Лидия Петровна, а вот дочь Юлия, работающая в театре им. Моссовета вместе с отцом, интереса к саду-огороду пока не проявляет - молода, наверное.
Здесь, на даче, я узнала еще об одной грани многостороннего таланта Жженова. Оказалось, что большой, но уютный дом, на просторной террасе которого так хорошо работается, построен по проекту самого хозяина и отделан его руками. К работе эти руки привычные. Много всего им пришлось переделать и в детстве, когда семья, где было 11 детей, бедствовала, и в сталинское лихолетье, надолго бросившее его в лагеря, и в зрелые, наполненные работой годы. Поэтому так уверенно сейчас они держат молоток и лопату, руль автомобиля и перо.
Как садовод Георгий Жженов не состоялся. Не выдает его приусадебный, то бишь дачный, участок продукции для выполнения Продовольственной программы, зато питает творческие силы, вдохновение, которые несет артист нам, зрителям. Так может не стоит бросать косые взгляды на дачи, владельцы которых «выращивают» вместо картошки и огурцов полевые цветы и сосны? Не хлебом же единым жив человек!
Н. Митникова
Приусадебное хозяйство № 4, 1989 г.
[свернуть]